Как делать?

(О создании субъекта общественного действия)

23 ноября 2019 г. 20:48

Пора, пора уже делать дело – в обществе, в мире. И это сейчас не только мои пожелания и мечтания (как это было и 25 лет назад, и 10, и 5 – последнее см. «Начнём ли мы, наконец, делать сами?» – http://worldcrisis.ru/crisis/1910453). Слава богу, есть люди, которые видят, анализируют и толкуют ситуацию в стране приблизительно так же. Замечательны в этом отношении статьи А.Ю. Школьникова.  Та стратегия, которую он описывает и предлагает, радует моё сердце и вдохновляет на великие дела.

Никакого лучшего обобщения, как делать социальное дело в России, я просто не видел. Схема проста, но в данном случае простота – не ущербность, а точное отражение сути дела, которое целиком и полностью касается сферы общественной психологии. Именно там сосредоточены причины, мотивы, приводные механизмы местных и глобальных процессов, образующих жизнь и движение общества.

В двух словах, по Школьникову, дело в любом обществе начинается с образования центра планирования.  Т.е. должна появиться группа авторитетных лиц, которые придумали некие грандиозные идеи, оформили их в прикладные планы и начали вдохновлять этими идеями и планами самых восприимчивых и активных членов общества. Не буду повторять всех дальнейших ходов мысли, конкретных и точных («В поисках субъекта «левого поворота». Стратегический сценарий смены власти» – http://inform-ag.ru/publications/149/). Всё они – производны из начала. Если начала не будет, то не будет и дальнейшего. Я более чем согласен с таким началом. И тем более разделяю мысль А.Ш., что всё вновь и вновь сводится «к необходимости построения Скрытого основания» – образования некой группы продумывания общественно значимых идей, изыскание путей и способов влияния их как на массовых носителей, так и на конкретных реализаторов, воплощающих идеи в жизнь.

Можно вслед за А.Ш. тут же переключиться на конкретику нынешней российской ситуации. Дескать, что более реально в нынешнем затянувшемся кризисе, – «левый поворот» или закукливание в привычном византизме «Третьего Рима»? Или, кто может быть субъектом социального действия, – оппозиция, властные элиты, и оправданы ли в таком случае надежды на Путина?

Да, обсуждать тайные намерения властных групп и персон, может, и интересно. Но есть ли смысл, если все это сродни гаданию на кофейной гуще? Все это детали текущей политики, которые могут быть актуальны только для тех, кто в текущей политике участвует или пребывает в иллюзии, что участвует. У меня нет и никогда не было такой иллюзии. Я принципиально, с момента обретения права голоса, не влезаю в те полит. игры, которые инсценируют для народа все профессиональные политики, политтехнологи, пиарщики, медиа (выборы, референдумы, опросы и запросы, жалобы и заявления, конституции и законы). Нет в стране реальной политической системы, в которой были бы задействованы и каждый человек, и всё общество в целом. Да, все люди вовлечены в какое-то, большей частью вынужденно, как электорат, налогоплательщики или даже быдло. Есть внешняя имитация политической системы, внутри которой работают только кровно-родственные связи. Для чужих (кланово чуждых) даже на низовом административном уровне никаких реальных рычагов влияния на политику просто нет. Например, если я приду к главе администрации с любым пустяковым деловым предложением по поводу общих забот поселения, он обязательно выслушает меня, войдет в мое положение и, если я не глуп, согласится со мной и даже пообещает сделать совместно. Но никогда не сделает, в лучшем случае проимитирует дело письмом или звонком, отодвигающим решение и дело на какой-то неопределенный срок. И, может, даже когда-то что-то сделает. Но не по моей  инициативе, а по неизвестным причинам и поводам. Нет никаких механизмов влияния снизу вверх, точнее, нет механизмов общественного влияния на любой маленький или большой, низовой или высший «верх», – с любой точки общественного организма. По сути, это означает, если говорить словами А.Ш., каждый из нас и общество в целом не имеет связи с центром планирования, авторитетным для власти.

Таким образом, лучше уж обсуждать свои собственные, а не политиков и авторитетов, намерения и возможности, поскольку мы сами уж на что-то влияем в своей жизни и занимаем какое-то место в общественной иерархии.

Но раз мы занимаем место в обществе, то как может быть, чтобы у нас не было связи с центром планирования? Если вникнуть в схему А.Ш., это совсем не правильно.   Посмотрим на нее внимательно.

 

Ее совсем не обязательно называть «Смена власти в стране». На локальном уровне это может быть «Смена вектора действия власти». Если посмотреть по направлению векторов действия и суммировать их, то центр планирования должен влиять на население, а то – на власть. Сейчас, как я уже пояснил, совершенно точно нет никакого влияния населения на власть. Но также население и не знает даже  близко, есть ли где-то для него  внутренний центр планирования. Наоборот, все выглядит так, что высшая власть выполняет указания внешнего центра. А.Ш. допускает, что подлинные планирующие авторитеты могут быть даже массово не известны. Но тогда они будут обладать влиянием на власть  ровно в такой степени, в какой сама власть добровольно на это согласится. Порочность этой однонаправленности очевидна. Развитие общества нельзя доверять добропорядочности или бзикам верховных властителей, слабых или лукавых, жестоких или добросердных, пьющих или трезвенников и язвенников. Необходимо создать структуру общественного движения, в которой бы движения были, как минимум, двунаправленными. И это касается не только отношений верховной власти и центра планирования, но и всех страт общества.

В рамках этой задачи мне кажется гораздо более важным осознать продуктивность самой общей социологической схемы, предложенной Школьниковым. Чудится мне, что ему как бы между прочим удалось сформулировать конституирующую схему, неотменяемую никогда и никак стратегию общественного движения. Если свести его схему даже внешне до принципа, то общественные взаимодействия протекают в рамках пирамиды: одновременно сверху вниз, снизу вверх, из стороны в сторону. При неорганизованном общественно-политическом процессе это именно такое всестороннее диффузное движение, сродни броуновскому.

Но разве нужно считать неорганизованность общественного процесса идеалом? Вот почему главная задача – организовать общество как структуру, в которой естественная стратегия общественного движения действует автоматически, не только по обычному праву, но и по законодательному умолчанию. Схема, нарисованная А.Ш., должна быть воплощена как реальный алгоритм организации гражданского общества. Именно оно является максимально действенным субъектом общества в строгом смысле слова и в нем формируется и живёт центр планирования.

Если расписать ближайшие необходимые шаги, то прежде всего нужно сделать структуру образования субъекта, создать систему правил и порядков контактирования и взаимодействия людей, правила общественной игры. И лишь потом набирать в нее конкретных людей. Это  вроде того как приготовить костяк для наращивания плоти, арматуру железобетонной конструкции. Что касается структуры, то это не партийная ячейка или общественное объединение. Это нечто гораздо более простое, но умозрительное. Правила построения и движения информации, правила делового участия и поощрения, принципы оценки и продвижения и т.п.  Обычно это уставы, договоры, регламенты и т.п. В современных обстоятельствах, это сделать еще проще в виде виртуальной площадки, где все необходимые условия взаимодействия буду сформированы как наглядные и не устраняемые  пункты, скрепы веб-алгоритмов.

Только так мы создадим субъект общественного действия  раз и навсегда, в виде виртуальной структуры, а обновление персон в ней будет автоматическим и произвольным, по мере необходимости, готовности и желания каждого потенциального участника.

Не думаю, что я излагаю нечто сногсшибательно новое. Ещё Ленин реально, а не по декларациям начинал партию с создания общероссийской газеты – не только пропагандиста и агитатора, но и организатора. Положение дел, по сути, не изменилось до сих пор. Например, когда Хазин со товарищи взялся за своё дело, он ведь не пошел пешком в народ, чтобы убеждать каждого встречного войти в его компанию. Он создал сайт с определенной структурой, чтобы вовлечь в неё нужных людей и сделать дело общедоступным и зримым.

Единственное, на что я хочу обратить внимание напоследок, что, при современных технологических возможностях, эта медийная, или виртуальная, структура общественного субъекта не может быть точно такой же, как во времена В.И. Т.е. просто газеты, даже в виде виртуального информагентства, недостаточно. Важен не носитель информации, бумага или электроэнергия в байтах, а структура – алгоритмы, условия, правила, порядки поиска, продвижения, исполнения общих процедур. Именно всё это как глобальную и прикладную систему я продумал и частично опробовал за последние 30 лет, а сейчас уже и сделал пробный сайт с необходимыми алгоритмами, хоть и в самой примитивной форме. Развивать мне его одному невозможно, да и нет смысла. Одиночка никак не сможет изобрести всё общее содержание. Необходимо и наполнение структуры содержанием, и развивающее, совершенствующее взаимодействие по всем параметрам структуры.

Для начала нужно просто вникнуть в то, каким именно может и должен быть субъект общественного действия. За много лет, обойдя страну вдоль и поперек реально и виртуально, я не обнаружил в российском общественном сознании ни малейших позывов к такому вниканию. Но, к счастью, как я сказал с самого начала, сейчас вижу, что у Школьникова есть интерес и своё структурно-содержательное видение  – в рамках традиционной российской, православной парадигмы («Скрытое Основание / Академия. Очерк о стратегии России»). В ближайшее время я разберу его идеи в надежде найти позитив и сделать добавление к своим разработкам.