Сущностное недоразумевание

(О деталях сложения общего сознания в связи с планом постанова денег)

24 декабря 2019 г. 13:22

Честно признаюсь, учитывая, что А. Шумаков понимает тему денег с необычайной сейчас глубиной (а я очень близок к его пониманию), я надеялся, что он вникнет или хотя бы прочитает то, что я предлагаю, в том числе – в связи с его идеями. С момента нашего знакомства я взываю к его сознанию, вновь и вновь указываю, многократно и прямым текстом, без чтения чего тему не объять подлинно. Но по факту ответа вижу пока полное игнорирование моих взываний. При этом сам А.Ш. утверждает, что цель его статьи о деньгах – «изменение сознания общества». Хотя ни малейшего просветительского начала или даже просто учёта нулевого уровня понимания обществом таких теоретических проблем в его статье нет. Как я уже говорил пафос его статьи совсем другой. Это профессиональные замечания (не разработки, не гипотезы, не теории) на тему кредитно-денежной политики, обращенные к какому-то профессиональному кругу финансистов или политиков, а не к обществу. С учётом этого, чтобы лучше понять её суть, я и сделал жанровое обозначение его статьи как эскиза руководства к действию политикам (эскиз, само собой, может стать полноценным руководством только при тщательной и полной разработке). Замечу попутно, что я и сам меньше всего полагаю в этой теме апеллировать к обществу. Если даже далеко не все профессиональные индивидуумы обладают нужным научным сознанием, то у общества такого сознания вообще никогда появиться не может. Такие темы, а тем более идеи, развиваемые А. Шумаковым, ни в коем случаю не дойдут до общества (когда оно начнет внимать). Во всяком случае, не дойдут через голову (сознание, тонко различающее и понимающее) – только через ноги (успех при следовании внушённым идеям и построенным на их основе алгоритмам).

К сожалению, А.Ш. возражая на какие-то, якобы мои мысли, на самом деле отвечает на свой монтаж цитат. Например, он приписывает мне якобы вопрос о кредитах как том, что мы можем сделать сами. Вот как А.Ш. приводит мои слова: «Что можем сделать мы сами... …  Например, мало сказать, что нужно сделать кредиты доступными…» А завершает анализ цитаты своим резюме: «Вопросы Рассказова именно  из этой области – как существующую кредитную систему можно улучшить».

Нет, всё не так. На самом деле было иначе:

«Что можем сделать мы сами и как, чтобы реализовать безусловно истинные цели, которые сформулировал Шумаков.

Таким образом, соглашаясь с целями, я вынужден уточнить прежде всего систему мер, не говоря уж про необходимые действия.

Как я уже намекал, в этой системе мер, если говорить в целом, слишком много неопределенности. Названы проблемы и даже направления движения мысли, но не сформулированы принципы решения проблем. Все неоговоренные обстоятельства движения денег – это факторы неопределенности предполагаемой кредитно-денежной политики. Если она не определена заранее прописанными правилами, то она отдаётся на откуп неизвестно кому. Такой подход, по сути, является энтропией денежной системы, источником и причиной ее неизбежного саморазрушения.

Например, мало сказать, что нужно сделать кредиты доступными. Самому А.Ш. очевидно, что тут очень много подводных камней, множество вообще не учитываемых и не рассчитываемых факторов…»

Как видим, «например» – это пример неопределённости у самого Шумакова в отношении кредитов. Это никакой не мой вопрос к нему. Это указание на главное в его собственных вопросах к себе и акцент, какого рода ответ будет верным. Мало сказать, что «кредитную политику нужно изменить». Нужно сформулировать принцип такого изменения. Чего А.Ш. как раз не сделал ни в статье, ни в ответе, вновь и вновь ставя по теме изменения кредитной политики верные вопросы: «А если задать вопрос иначе. В каких областях деятельности людей кредитная эмиссия должна быть заменена на нечто иное».

Т.е. это Шумаков ставит вопросы, а не я. А я уже многократно сформулировал ответы, даже в своей разбираемой рецензии. Именно то, что А.Ш. процитировал в конце и согласился как с еще не решенной проблемой. И я о том же. Хотя уже предложил точное, и что важнее, очень  простое решение. Правда в самом общем виде, т.к. тут же давал ссылку на конкретную статью, где описана двухступенчатая модель кредитных начётов на базовый доход интеллектуальных разработчиков и на разработку внедрения проектному коллективу.

Нет, ребята, всё не так.

Я уже давно услышал вопросы Шумакова, дал на них ответы, и хочу именно эти ответы довести до сознания, чтобы дальше двигаться не только в вопросах, но и в делах. Но Шумаков не слышит меня, не воспринимает даже свои мысли, не говоря уж о добавках, т.к. они сформулированы чуть-чуть не его словами. Именно так. Я не думаю, что Шумаков не может меня понять. Он просто не хочет, т.к. по внешним словесным недоразумениям думает, что мои слова ложные и выражают ложное понимание дела. О чем он в конце и говорит как о моём непонимании и спекуляциях. Тогда как я говорю не о ложном понимании АШ, а всего лишь о недостаточном – для полноты видения, ведания и ведения дела.

Подобное же словесное недоразумение есть и по поводу идей об ограничении валютного рубля для международных расчётов как примере еще одного неопределённого пожелания А.Ш. В общем и целом я соглашаюсь с ним, что валюта должна быть в особом статусе. Но призываю не просто ограничиться таким заявлением, но сформулировать – в каком статусе и на каких принципах. В результате А.Ш. повторяет ту же суть: «Здесь, конечно, есть еще много важных деталей, требующих конкретной подстройки». Получается, мы просто толчем воду в ступе. Если обратить внимание на риторические ходы мысли, то А.Ш. соглашается по сути, но пытается оспорить что-то и поправить. Значит, не вполне понимает мои обороты речи как поправки к его оборотам. Но ведь в случае очень близких позиций, как у нас,  различие нюансов – это и есть самое главное, без чего не сделать общего шага вперед.

Вместо этого происходит лишь накопление разночтений и недоразумений.

Так, приписывая мне непонимание идей многоконтурности и локальных денег, сам А.Ш. понимает многоконтурность и локальные деньги слишком формально, как раз и навсегда данные и определенные вещи. Денежный контур для него, видимо, –  это то, что называется особым контуром по закону, требованию властей и т.п., а не то, что складывается в житейской практике. Если так, то слишком много значения придается словам и заверениям и не учитывается, что реальные деньги – это всегда скачок за пределы, нарушение границ контуров, сравнивание и уравнивание самых разных систем ценностей и оценок. Если написано на бревне дрова, то бревно, выходит, уже никак нельзя использовать в виде столба, пиломатериала или Буратино. Нет, ребята, всё не так, всё не так, как надо. Да, я до определённой степени, как и сейчас, играю словами, показывая, что нелепо придавать условным терминам абсолютный смысл тогда, когда сама реальность легко смешивает все вещи и смыслы, тут – все контуры в одном нивелирующем контуре совокупных денег, суммирующих все контуры реальных и мнимых денег и расчётов, цен и процентных ставок в одно ситуативное равенство, уценивающее и переоценивающие исходные единицы из каждого, казалось бы, изолированного контура. Заметьте, в общем виде это давно понятно очень многим. Вот последнее, что я прочитал сегодня на эту тему, реплика Ю. Гриживнова: «Сколько бы ни было денег, они быстро установят свое соответствие с реальными стоимостями, в том числе посредством правил своего обращения», т.е. посредством изменения, корректировки, искажения правил своего обращения («В сотый раз про деньги» – https://aurora.network/articles/11-analitika-i-prognozy/29708-v-sotyy-raz-pro-den-gi). А что касается того, как в СССР было якобы «много контуров денежного обращения.., а не много конкурирующих видов денег внутри одного контура» см. фактические данные и выводы Ю. Сторожева «Миф о двухконтурной денежной системе в СССР» – https://yury-st.livejournal.com/294447.html.

При этом сам А.Ш. проговаривается, что он оценивает упомянутые «искажения» денег только как субъективный фактор. Т.е. как особенность не денег самих по себе, а как особенность неверного управления ими. «А цеховики и блат – это не проблема разных видов денег. Это во многом проблема непонимания необходимости жестких правил, регулирующих вплоть до реальных и действенных запретов неконтролируемые перетоки средств между разными контурами». В том то и беда, точнее, счастье, что деньги всегда автоматически искажают любые благие намерения или злой умысел, автоматически перенастраивая любые управленческие акции к реальному состоянию ценностно-оценочных, стоимостных дел. Это такая нивелирная вещь, если есть, то она сама перегулировывает любые регулировки, переконтуривает все контуры и переуконтрапупивает все контры. Если бы А.Ш. прочитал мою статью «Экономика на пальцах» (http://inform-ag.ru/publications/74/), где деньги описаны в целом и деталях со школьной наглядностью, то он, конечно, с самого начала бы понимал, что имеется в виду, и не возражал бы против такой очевидной мысли, которой я всего лишь пытался обратить его внимание на мелкий, но важный дефект в толковании денег.

Тогда стало бы ясно, что в любом хозяйстве всегда есть огромное количество локальных денег. Не только разрешенные валюты, билеты МММ, «инвестиционные деньги», векселя, акции, но и самые разные местные расписки, карточки, взаимозачёты и т.д. Все они имеют кредитно-долговую природу, и при их неуправляемом взаимодействии как раз и надуваются самые разные финансовые пузыри, которые погашаются особыми государственными и бандитскими правилами «эмиссии» этих «валют», легализации каких-то вбросов, допуска в оборот тех или иных локальных денег. Это делается ставками рефинансирования, резервирования, ипотеками, материнскими капиталами, ссудными процентами, откатами, взятками, микрозаймами, которые на практике выполняют функцию реальных порций «обналиченных» денег, узаконенной локальной денежной массы, допущенной к обороту. По сути, с помощью таких форм эмиссии локальных денег передается право собственности на них как на общие деньги. Т.е. таким способом долговые деньги переводятся в статус реальных. Да, контролем, умной и тонкой кредитно-денежной политикой, хотя бы вроде той, которую А.Ш. увязывает с С.Ф. Шараповым (но можно и любой другой!), получается порой не доводить до бед и катаклизмов. Хотя на практике, как сказано, всегда возникают и полутеневые способы саморегуляции, разного рода мошенничества и спекуляции, которые никак не отменить, если делать вид, что их нет, или если считать названия таких пограничных денежных состояний словесными спекуляциями.

Чтобы гармонизировать и сделать планомерной как эмиссию, так и легализацию локальных денег, принципиальное решение в другом. Следует найти такие локальные деньги, которые не только не могут надувать пузырей, но ещё и исключают тайные и мнимые формы передачи прав собственности на все виды денег. Это должны быть локальные деньги не по щучьему велению, моему хотению, а по некоторой объективной необходимости. Вот такие товарно-производственные деньги (имеющие как раз не кредитно-долговую природу) и предлагает запустить В. Дронов как автоматические локальные деньги, самовозникающие в товарно-производственном секторе с помощью простой обслуживающей деятельности банков.

И самое важное здесь то, что едва такие деньги станут реально используемым инструментом, они тут же начнут менять сознание общества. Не путём теоретизирования, нравоучения, воспитания и наказания, а путём практического принуждения всех работников к определённым, гораздо более человечным и подлинным отношениям без всякого прямого воздействия на их мозги, чувства, интеллект. Лишь так и можно не столько изменить индивидуальные сознания членов общества, сколько впервые и по-настоящему создать общее сознание – не как индивидуальные грёзы и заповеди, принимаемые всеми, а как алгоритм практического думания всех, равного их деланию.

Итак, констатирую, что разговора пока не вышло. Свои формулировки при обсуждении его статьи я давал специально для А.Ш. с расчётом, что он уже прочтет мои прежние заготовки о едином контуре суммарных денег, по-разному вращающихся в разных локальных контурах. Поскольку А.Ш. не воспринял моих слов, он не знает, на какой логике они основаны. Я же его логику очень хорошо понимаю. Но принять её как базу для общей работы не выйдет, даже несмотря на то, что я принимаю все его цели и большинство идей. В отличие от них логика частна, неконструктивна, не требует общего внимания и сознания и уж тем более – даже плана общих работ, чтобы расшевелить общество на гражданский постанов денег, национализируя их из-под власти хозяев денег.