Вои без правил

(Как нас имеют все правоимеющие, или Как мы сами себя – при непоимании правил)

11 февраля 2019 г. 11:37

Слова по самой своей природе значат не только то, что они значат. Слова многозначны. Их коннотационное, уместное значение всегда устанавливается только в ситуационном контексте. Реальность как контекст задаёт правила  ч т е н и я  и понимания. В последние 30 лет было разрушено единое пространство хозяйствования, единый контекст общения и тем самым уничтожены все ранее принятые правила во всех сферах жизни. Сейчас вместо правил действует произвол, который автоматически превращается в каждой ситуации в беспредел и бесправие.

Вот почему все личные и общественные отношения деградировали до самым примитивных – до архаики физического обладания друг другом любыми ситуативными рабами и хозяевами. Но юридически-то все свободны, хозяйственно оторваны друг от друга, полностью суверенны. Каждый де-юре – хозяин только своего дела и слова, а до чужих ему и дела нет. Но без соучастия других он все равно не только ничего не может сделать, но и слова сказать. Каждый де-факто урывает часть общего дела и вымогае (укр. требует-клянчит) хоть какой-то взаимности, ответности. В делах господствует собственнический хапок, урыв, разрыв, а в отношениях – рабская психология.

И главное в ней – жажда доминирования. Рабы, мечтающие выделиться среди рабов и стать хозяевами над ними, всегда нарушают правила своего окружения, стремясь следовать правилам хозяев. Но у хозяев нет правил. Они устанавливают их для рабов. А сами играют без правил. Исключительно по своему праву. Права самых властных, абсолютных хозяев ограничиваются только физическими пределами времени и пространства. Правилами Земли. У земли нет хозяина. Поэтому она свободна и фантастична, позволяя нам любой финт, любое невероятное сочетание действий и амбиций, сталкивая в одну кучу самые разные факторы.

Вот почему жизнь, общество, любая иерархия чрезвычайно сложна, многоуровнева. А на каждом уровне есть рабы и хозяева, есть правила и права. Всегда происходит их смешение, нарушение правил тогда, когда кто-то уверен, что у него есть на это право.

По большому счету, иллюстрировать это примерами нет смысла. Потому что это смешение, нарушение и вытекающая из этого война всех со всеми происходит с каждым. Все мы вои-воины умственного затмения бьемся друг с другом по любому пустяку, и если не палим друг в друга и не скрещиваем мечи, то воем, орём благим матом. А больше всего – когда понимаем бессмысленность войны с конкурентом, соседом, братом – воюем и воем сами с собой. И случается эта война и вой смешений на каждому шагу и в любой момент. На работе, на отдыхе, в учреждениях, в банках, магазинах, больницах, школах, дома, в личных отношениях, в телевизоре, в интернете и даже в каждой отдельно взятой голове.

Легче всего понять (но не принять) смешение в самом себе. Каждая отдельная голова не в состоянии объять всё, поэтому свой собственный ограниченный опыт она просто считает нормой, считая, что это и есть правила жизни, которые установлены кем-то свыше. Тут в одном обороте смешана норма восприятия, правила отношений и правовая норма. Чтобы различать все это, нужно иметь большой навык логического мышления (т.е. не просто быть знатоком юриспруденции, а понимать теоретическую логику), а также иметь большой опыт различных житейских ситуаций и критичный ум (чтобы замечать разницу реального правоприменения разных правил).

Не нужно требовать сознания от всех. Просто напомню всем знакомые факты подмен из разных сфер (иллюстрируя их из своего опыта).

Самое первое и очевидное это, конечно, торговля. Повсеместно происходит подмена ценников, лейблов, фасовки, весов, продуктов. На все это облапошивание у воев из подсобки существует целый научный маркетинг. Где и как положить товар, чтобы продать сначала дорогой или просроченный. Еще лучше – не выставлять ценник на дешевый товар, положив дешевый среди самого дорогого, чтобы покупали средний по цене. А можно попридержать дешевый на складе. Когда все методы уже принесли свой навар, можно тупо переписывать ценники вверх-вниз, ориентируясь на количество покупок. Случается, если заходишь в один магазин каждый день, наблюдаешь все эти колебания на одном товаре воочию.

Кроме облапошивания покупателей, работает и нагрев поставщиков, которых заставляют максимально ронять цены, иначе ни в один магазин товар не попадет. Мелкий поставщик, конечно, прогорает, а крупный быстро вступает в сговор с торговцами и они проводят совместную разводку потребителя. Так или иначе поставляется товар, поддельный по разным параметрам, а торговая сеть не только не блокирует поступление подделок, но всячески их покрывает, маскируя правду. Уже давно отошли они от метрических стандартов фасовки товара. Вместо килограммов пакуют в фунты (400-450, 800-900 гг.) осьмушки (200 г.), да и те урезанные, фальшивые (масло, например, и по 160, и 170, и 180 г., молоко 0,9 л.). Прямо путают тем, что не пишут или скрывают мелким шрифтом точные данные о весе, производителе и составе продукта. Что уж говорить тут о подмене сертификатов и товарных накладных. А уж тем более о прямой фальсификации продуктов и всех прочих товаров. Химики в любой околоторговой специальности работают настолько хорошо, что фальсификаты просто невозможно отличить от  подлинных вещей.

И всю эту дичь и средневековье якобы почти не замечают ни контролирующие органы, ни сами работники производящих и торгующих предприятий. Конечно, есть редкие примеры, и то лишь со стороны производителей, пытающихся посильно вернуться к правильному здравому смыслу (А.Л. Даниленко, мелькающий в общероссийском эфире, – https://fermer.ru/content/danilenko-andrey-lvovich-124769, В.О. Мельник, наш кубанский фермер – http://www.facebook.com/groups/1698728823503125/?ref=bookmarks). Скорее всего их намного больше. Но все действуют порознь, не собраны на одной рабочей площадке, отчего и не могут совместно изобрести правила и навязать их торговле. В основном пока все работают за одно, рабы и хозяева, которые сами рабы верхних хозяев, поощряя и удерживая друг друга в жутком сговоре разнообразными кнутами и пряниками: штрафы и откаты, доли и обездоливание («кидание»), вычеты из ЗП и воровство – вои в подсобке. При этом сами отовариваются в этих же или подобных магазинах. Наоборот, все надзорные органы, вплоть до законодателя, постоянно окучивают это торговое поле дураков, на котором из унавоженной почвы махинаций сам собой растет золотой навар, денежная маржа. В погоне за этим приростом все работают на износ, денно и нощно, без выходных. Стоит лишь остановиться или расслабиться, на время перестать играть правилами, ГОСТами, нормами, законами, как тут же потеряешь свою долю навара.

К счастью, мне не пришлось работать в этой сфере. Тем не менее очень хорошо понимаю и невыносимость работы там для нормального человека, и невозможность нормализации этой сферы силами одного гражданина. Думаю, и не может быть одного деятеля внутри этой системы, который бы придумал железные неотменямые правила торговли так, чтобы они лишили любое мошенничество смысла. Это можно сделать только извне, силами надличного субъекта – гражданского общества производителей (которого нет, как сказано) или  государства. А нынешнее государство в лице Центробанка и правительства – пока самый главный торговый спекулянт. Оно участвует во всех торговых махинациях, непрерывно спекулирует деньгами и кредитами, процентными ставками, то и дело меняя правила и нормы, задавая алгоритмы нарушения правил, подмен прав и всем простым торгашам. Поэтому больше всего я мечтаю о том счастливом времени, чтобы устроить свою жизнь без посещения торговых площадок. Для этого нужно или переселиться на остров Утопию, или стать стопроцентным Робинзоном (скажу честно, именно это я и готовлю потихоньку для себя лично, не надеясь на психологию рабов).

Стать Робинзоном выгодно ещё и потому, что избавишься от кучи других хлопот.

Мы все без исключения сталкиваемся с бытовыми обслуживающими организациями. Совершенно «законно» они повышают свои тарифы два раза в год. Есть ли у вас возможность уйти от повышающих тарифы к тем, кто понижает? Что за глупость! У нас нет других служб кроме тех, что имеются. Точнее – имеют нас (в сговоре с правительством).

За что, за какую постоянно утяжеляющуюся услугу они повышают тарифы? За бесперебойную подачу воды, электричества, газа, вывоз мусора, ремонт, обслуживание дорог и коммуникаций. Странно, но ничего утяжеляющегося тут нет. В основном, все это создано либо самой природой, либо обустроено предками. Сейчас это простое воспроизводство работ, непрерывно облегчающееся из-за внедрения новых материалов, технологий и техники. Так что дело не в тяжести работ, а монопольном праве организаций так поступать.

При этом, как они выполняют свою работу? Если случаются перебои или постоянный «недолив» (например, давления в трубах), вам выплачивают компенсацию, хотя бы снижая тариф? Как бы не так! Зато, если вы просрочите платёж хоть на несколько дней, с вас возьмут пеню. У них право есть, у вас нет. А единые для всех правила не прописаны или не действуют.

Кроме того, с вас прямо берут деньги за то, что почти никогда не делают. Например, ремонт домов, дорог и подъездов, ливневой канализации. На любые попытки уклониться от этих поборов службы отвечают только повышением штрафа. Так, я пять лет боролся с ЖКХ, чтобы они не требовали с меня, угрожая судом, денег за вывоз мусора, т.к. я их услугой не пользуюсь. Дело в том, я сам задолго до появления такой услуги создал для себя систему безотходной переработки своего мусора, по сути, такой же, как технологически-современная, только кустарную. Материалосбережение, сортировка, вторсырье ценного, мусоросжигание негодного, превращение инертных остатков в стройматериал. Да, я трачу на это время и даже какие-то деньги (большая часть вторсырья отвозится и сдается бесплатно). И смог вообще это сделать, потому что живу на своей земле и по роду занятий выживания у меня есть куда с пользой деть бросовые стройматериалы. Пользоваться мне централизованным вывозом мусора не только дорого (если бы я не перерабатывал, у меня все равно не было бы мусора для еженедельного вывоза, только 2-3 раза в год), но и противно по убеждениям, т.к. организованно у нас в стране мусор вообще не перерабатывается. Даже нет смысла говорить, что я безуспешно предлагал и предлагаю службам создать совместно с гражданами современную переработку. Ответа никогда не получал, хотя неофициально меня стращают тем, что я не имею права заниматься сам переработкой мусора в своем хозяйстве. Но в конце концов я все-таки нашел ответственное лицо, которое на время остановило эти поборы индивидуально с меня.

Еще жёстче ситуация с коммунальными службами проявится, если вы захотите установить или поменять счетчики, затеете на своем собственном участке перестройку, строительство и т.д. Не говоря даже об организационных препятствиях (якобы законных запретах, условиях, требованиях и очередях) вам придется платить очень немалые деньги за сам факт разрешения (документации, подключения, поверки, врезки, оформления). А получив такое разрешение за деньги, вы будете платить еще большие деньги за то, чтобы физически осуществить подключение к электролинии, врезку в трубопровод. Часто вы просто создаёте для этих служб линии и трубопроводы, передавая им созданное даром, если повезет, а то и платя огромные деньги за взятие на баланс. А построив все коммуникации и проведя дороги, вы потом платите еще налог за имущество. Если сравнить нас с Робинзоном, то мы всем коммунальным и административным службам в этой ситуации, когда начинаем с нуля, платим ни за что от 50 до 90% от своих затрат на физическое создание дорог, ливнёвки, энерго- и водоподведения. Чтобы стало ясно, что это в рублях, скажу, что в одном местечке, где я кое-что делаю с нуля уже 10 лет, только на восстановление дороги и поддержание ее в плачевном, но проезжем состоянии я потратил своих средств, не считая трат рабочего времени, около 120 т.р. Из местной администрации за это время удалось выбить только 50 м3 щебня (администрации это не стоило ничего ни в деньгах ни в усилиях, но если бы покупал сам, заплатил бы 25 т.р.). Таким образом, я сам выполняю в зоне своих интересов большую часть работ всех профильных служб. И за это право обустраивать свою землю по рабьезоновой технологии, я ещё должен платить им постоянный откуп.

Все то же самое легко проиллюстрировать и в любой другой сфере. Строительство, промышленность, сервис, бензин, телефония – везде всё та же игра услугами, ценами, тарифами, объемами, лимитами (системный опыт разоблачения этой игры на примерах разных практических и теоретических систем я проделал в серии статей 2013-16 гг., которые сейчас собраны в книге "Исправление имён"). Все разношёрстные воины удачи не могут спокойно спать, чтобы не поиметь своих пользователей. И нет никаких причин им остановиться в своем беспределе, пока не дойдут до естественных пределов исчерпания ресурсов и платежеспособности пользователей. Самое печальное, что тут не спасет никакая робинзонада. Сам все равно не сделаешь ни нужных материалов, ни услуг, ни сетей. Можно лишь уйти отовсюду в первобытность и обречь себя на полное одичание. Именно это и может случиться со всеми, когда монополисты дойдут до пределов расхищения и уничтожения мира.

Это уже много лет пророчит, например, М.Л. Хазин, хорошо понимая системность кризиса. Казалось бы, тогда нет смысла десятилетиями предрекать крах, а нужно тут же браться и строить систему преодоления кризиса. А для этого нужно объединиться с теми, кто мыслит так же. Наоборот, всюду только оголтелое размежевание в воях. К примеру, мое прямое личное и публичное обращение к нему и другим от 03.05.2015 г., призыв к сбору в научный коллектив («Начнём ли мы, наконец, делать сами? Открытое письмо ко всем самостоятельно действующим людям» – http://worldcrisis.ru/crisis/1910453) просто проигнорировано (некоторые подобные обращения, вошедшие в "Исправление имён", там и на других ресурсах администраторами цензурированы, недопущены и пресечены угрозами юридического преследования). Теперь я уже сам продумал и приготовил общую структуру этого коллектива и принцип сбора. Необходимо лишь войти сюда со своими работами, а я сам организую общую контактность и деловитость, гонорарами поощряя тех, кто в этом будет активно участвовать. Точно так же проделана общая теоретическая работа, чтобы облегчить ученым-практикам контактность. Предложены единые методологические правила научных исследований, которые одновременно должны быть введены в практику как устав хозяйствования («Экономика из одной капли. Материалы к политэкономическому уставу экономики»). Таким образом, я вывел подготовительную часть технических и научных общих работ, что должны делать гражданские и научные институты. Что я еще должен сделать и сколько заплатить, чтобы они занялись своим прямым делом по детальной разработке и внедрению общих правил?

Однако дело не в моих уговорах, не в деньгах, не в полномочиях, которых я якобы не имею. Я сталкивался с теми, у кого это всё было, но они ничего не смогли. Самый яркий пример – замдиректора «Центркниги» (в тот момент огромного реликта советского Книготорга, распиленного на части) Ф.И. Грач, к которому я пришел в 2000 г. с желанием делать великие дела. Грач демонстрировал мне свой феноменальный по простоте и реализуемости план восстановления единой системы книготорговли во всей стране (нужны единые правила, единые цены, усредненные тарифы и т.п.). И ради этого он не один год, получив  поддержку на словах, добивался фактической санкции государства и финансирования всего-то в 200 тыс. у.е. Разумеется, он не получил этих денег, с самого начала понимая почему. Воруют, пилят, никак не нажрутся, а на дело этой крохи им жаль, – то и дело причитал он. Видимо, из-за этой страсти-обиды он так и не услышал моего предложения осуществить его проект, не просто восстанавливая книготорг, но в более современной и совершенной форме реально-виртуальной биржи. Разговор шёл не по правилам разговора, т.е. разговор даже не возник, заслоненный обидным монологом. У него было право говорить, у меня право слушать. А из всех правил работало лишь одно правило монолога: перебивать – неприлично, слушать – прилично.

Вот если бы я принес ему 200 тыс. у.е. и дал бы возможность поиметь их по своему усмотрению, то, пожалуй, он бы допустил меня как свадебного генерала при распиле этих денег. Однако это всё равно не разговор.  У разговора другие правила: говорить по очереди, не перебивая, и слушать всегда, даже самого себя, не смешивая мысли и слова, не передёргивая. Опыт показывает, что следовать правилу разговора труднее всего.

Итог простой. Когда нет правил разговора, то нет включающего контекста для слов и нет поимания сути сказанного. Чтобы понять, нужно поймать предмет речи. Но чтобы его улавливать, нужно заранее знать, что этот предмет нужен, важен, что он может иметь ценность. Если вы решающей ценностью считаете у.е., то ничто вас не убедит, что настоящее решение – в мысли, в способе размышления и вытекающего отсюда действия. Тогда вы решаете по установке, по опытному убеждению, а не по трезвому размышлению в момент разговора.

Главное препятствие для вообще любого общего дела, а уж тем более такого отвлеченного как дело разработки и укоренения общих правил, – убедить всех участников, что правила разговора и правила общего мышления, совместного продумывания имеют причиняющую, главную, основополагающую ценность для общения. Без них общения просто не будет.


Книга по этой теме, добавленная для продажи:  "Исправление имён. Публицистические уроки здравого мышления. 2013-2016, 121 с."