Terra компьютера

(Прошлое, настоящее и будущее автоматического знания)

21 марта 2019 г. 19:49

Нельзя придумать лучшего названия для журнала, посвященного компьютеру и его философии. Всем очевидно, тем более с появлением повсеместного  доступа в интернет, что мир компьютера представляет из себя совершенно особый материк человеческого мирозданья. Особость его только подчеркнута тем, что он внешне почти не существует, а доступ к нему возможен пока только через окно монитора с помощью разного рода электромеханических устройств. Мир компьютера не расположен как некий материк в мировом океане, подобно Антарктиде или Атлантиде. Однако по своей значимости и вещественности он, пожалуй, перевешивает не только два этих, но и все земные материки. Земля! Земля! – кричим мы во сне компьютерного блуждания, а через минуту, заглушив шарманку процессора, едва ли ни с удивлением продираем свои усталые очи: а была ли земля, терра инкогнито, или все это мне лишь приблазнилось.

О том, что это за неведомая земля и какой она еще станет, и пойдет сейчас речь.

Как удобно на этой земле! Так прежде всего скажет женщина с уже отмирающей профессией машинистки. Сколько ее физических усилий, боли в спине, колоссальной сосредоточенности, многократной читки и правки других людей требовалось раньше для перевода рукописи в машинопись. Сейчас этого не нужно в принципе. Только самые консервативные и очень пожилые авторы еще пишут от руки, а затем набивают текст в компьютер. Все остальные стучат как бог на душу положит, а затем лишь позволяют отредактировать текст самому компьютеру в полуавтоматическом режиме. Компьютер страшно удобная пишмашинка, с помощью которой очень легко писать, исправлять, иллюстрировать текст, а также его размножать (на принтере) и считывать (на сканере).

Машинистку с азартом поддержит армия типографских работников. Вместо сбора макета по буковкам и строкам его верстают теперь целыми готовыми полосами. Все опечатки же остаются на совести автора и редактора.

Но что это я говорю только о текстах. Ни один род деятельности сейчас не обходится без помощи компьютера. Летят самолеты и ракеты, идут на воде и под водой корабли, а по суше – автомобили, работают станки и заводы, ученики и студенты изучают азбуки наук, музыканты изобретают и доделывают музыку, врачи обследуют и лечат больных и т.д. и т.п. – все это происходит с помощью компьютера, на его устойчивой почве.

Всех дел, совершаемых с помощью компьютера так много, что описанию того, где и как это происходит, можно посвятить не одну книгу.

Однако самое интересное высвечивается лишь в том случае, если задаться вопросом: а почему он используется и присутствует в любых других вещах? Что это за универсальная вещь компьютер, что это за палочка-выручалочка? Что это за универсальная материя и каково, в таком случае, ее универсальное свойство?

Материя компьютера с самого начала, с момента его изобретения никогда не была секретом для самих изобретателей, да и сейчас достаточно очевидна любому «писюку», как говорят компьютерщики на жаргоне (от англ. PC – персональный компьютер). Пользуясь компьютером, мы его сначала включаем, а затем выключаем, а при работе непрерывно разными способами смыкаем и размыкаем контакты внутри компьютера. Таким образом, компьютер – это контакт разных начал. Неважно каких. В абаке, в ручных бухгалтерских счетах, это контакт костяшек на параллельных проволоках, в механических счетных устройствах – контакт шестеренок, в пентиуме – электрический контакт. Еще на заре создания этих электрических машин их отец, Н. Винер, очень прозаично и точно величал компьютер «переключателем на лампах». Что ж, время прошло, и ламповые шкафы и залы стали переключателями на микросхемах, с легкостью умещаясь в ноутбук или дамские часики.

В чем же универсальность этой контактной материи компьютера? Да в том, что все на свете, если его рассмотреть со стороны сходства с компьютером, является контактом: и появляется к существованию, к жизни в контакте разных начал, и проявляется для нашего внимания и наблюдения лишь вследствие того или иного контакта с нами. Притягиваются космические тела силой всемирного тяготения, падает дождь, происходит фотосинтез у растений, оплодотворяется и делится органическая клетка, обрабатывается рубило или монтируется автомобиль, живут и общаются люди и т.д. – все это по своей общей совпадающей природе лишь те или иные разновидности контакта. Наконец, и современные компьютеры впервые по-настоящему наглядно проявляют свою универсальность только потому, что они устроены как электрический контакт. Ведь и любое явление природы – это то или иное энергетическое явление: энергия движет явлениями, расщепляет их, выделяется из них. Любое живое и неживое явление природы имеет свой энергетический потенциал – гравитационный, электрический, магнитный и т.п. В силу этого и электрический контакт компьютера сравнительно легко встраивается с нужной целью в тело и механизм любого явления. Разумеется, электроэнергетика – это не единственный вид энергии. Поэтому принципиально могут существовать и разрабатываются уже сейчас компьютеры на другой энергетической основе: это так называемые нана-технологии, устремленные внутрь вещества, включая растительные и животные клетки.

Чем дальше, тем больше различные контакты мира будут включать в себя контакт компьютера, будут функционировать и управляться с его помощью. Трансгенный картофель или соя – это самое начало современного техногенеза. Наступит день и все растительные и животные ткани будут пронизаны паутиной компьютерных сетей, становясь доступными для человеческого знания и сознания. Не стоит бояться, что внедряя компьютер в живую жизнь, мы тем самым ее убьем. На самом  деле, с растительными и животными тканями ничего не произойдет. Просто они сами, их естественная структура будет осознана и использована как энергетический контакт, как совершенный естественный, сделанный природой компьютер, которым мы научимся пользоваться не только в его самых примитивных свойствах вроде салата или жаркого. Кстати, не стоит слишком сетовать на наше неразумие: люди и к самим себе-то очень часто относятся как к пище, а не как к компьютеру. Речь сейчас идет не столько о людоедах, которые питаются человеческим мясом. Речь о разного рода рабстве, использующем из всех достоинств человеческой личности только отдельные органы и ткани (донорство), элементарную физическую силу (примитивный труд), телесное тепло (выкармливание младенцев), натренированность однообразных движений (различные умения и навыки) и т.п. Однако самое ценное в каждом из нас – это тот уникальный способ мышления и видения, которым мы становимся благодаря рождению и дальнейшему развитию в неповторимом сочетании места и времени. Каждый из нас, говоря фигурально, – совершенная машина мысли, которая пока ценится в обществе только за свои вторичные способности: силу мышц, быстроту ног, ловкость рук, скорость реакций, силу воли. Контакт с компьютером позволяет изменить этот порядок вещей.

Итак, компьютер по идее – это контакт вообще (современный компьютер – электрический контакт); отсюда вытекает и универсальность его. В нем существует, дана и наблюдаема природа всех контактов в мире. В структуре компьютера наблюдается единство и тождество всех контактов, и мир может стать одним большим контактом. Фантасты изрядно на эту тему напридумывали. Множество книг и кинофильмов можно рассматривать как вариации на тему всеобщей технократизации, компьютеризации или электризации всей Земли. Вариаций этих может быть очень много. Но следует помнить, что ни одна из них не является абсолютной, охватывающей сразу все возможное устройство человеческого мира в целом. Все это лишь односторонние примеры. Компьютерный мир будет и уже сейчас является более разносторонним, многообразным, более естественным и органичным, чем кажется фантастам. Все живое и неживое уже сейчас является и роботами, и киборгами (если уж говорить этими словами), которые лишь частично, в малой степени стихийно появились и естественно рождены. Все существа и предметы мира, включая человека как вид, произведены человеческим умом из какого-то доисторического сырого материала природы. Человеческие детеныши, предоставленные самим себе, никогда не станут не только Невтонами и Платонами, но даже не приобретут навыков обезьян, от которых они произошли эволюционно. Детей воспитывают – делают технически и киборганически – через контакт – люди или волки, у  которых дети оказались, если, конечно, они Маугли. Мы давно уже живем в компьютерном мире, но лишь в современном компьютере впервые по-настоящему зримо увидели образ того мира, в котором мы живем.

Каким же универсальным свойством обладает эта универсальная контактная материя компьютера? Автомобиль ездит, самолет летает, человек мыслит. А компьютер? Контакт, который что делает, чем является? По своему механизму, как уже говорилось, компьютер переключает, является переключателем, выключателем и т.п. Но что же он переключает? Нельзя сказать что он переключает электричество, энергию. На самом деле он устроен как электрический переключатель: переключение совершается в форме, посредством электричества. Ток идет по компьютеру и благодаря идущему по микросхемам току эта машина переключает что-то и кого-то. Совершенно очевидно, раз компьютером пользуется пока только человек, компьютер переключает именно человека – что-то в человеке. Это не могут быть только физические органы (хотя разного рода электрические стимуляторы – тоже простенькие компьютеры): мы ведь не только тешим себя музыкой или утомляем гудением жёсткого диска с вентилятором и рябью монитора. Это не может быть и переключением знаний или мыслей, а тем более – их генерированием. Компьютер не дает нам новых знаний и нового сознания: знать и мыслить мы научились задолго до появления компьютера и сейчас вполне, хоть и медленней, справимся и без него. Главное, что делает компьютер с нами, – это переключение нашего внимания.

Что значит «переключать внимание»? Если брать этот оборот в привычном, обыденном смысле, переключать внимание – это значит переносить свой интерес с одного предмета на другой. Читаете вы, например, эту статью, вдруг в соседней комнате слышите взрыв. Вы тотчас бросаете газету и бежите туда. А там по телевизору Шварценеггер взрывает очередного злого пришельца. Вы переключили внимание с газеты на телевизор, возможно, тут же усевшись в кресло перед экраном и напрочь забыв о содержимом прочитанного. Именно по такой схеме мы переключаем свое внимание, когда замечаем этот процесс и в какой-то степени управляем его течением.

Однако в предложенной иллюстрации переключения внимания опущено так много важных деталей в человеческих мыслях и действиях, без которых никакая мысль и никакое действие состояться не могут. Во-первых, читать газету – это благодаря способности внимать свет (видеть глазами и отличать умом) обращать внимание на буквы, внимать их сочетания и значения, а из значений вынимать новые смыслы и понимать эти смыслы, внимая тем связям, которые проводит автор с текущими реальными событиями, тем самым понимая прочитанное и вынимая из всего этого какое-то удовольствие или пользу. Во-вторых, читать газету – это не значит не слышать, не чувствовать, не воспринимать еще сотню других обстоятельств; это всего лишь блокировать вниманием не важные воспринимаемые данные и постоянно держать их на дистанции, но в поле зрения – на периферии внимания (постоянно отвлекать на миг внимание от основного занятия и на секундочку замечать все остальные данные, тут же припоминая их второстепенность и вновь возвращаясь к главному). В-третьих, слышать – это… В-четвертых, двигаться – это… И так далее и тому подобное. Все человеческие поступки, акты его мышления и действия представляют из себя сложное соединение, особое сочетание акций внимания, систему переключения внимания, создающую каждую личность как именно это читающее, слушающее, поющее, работающее, спящее существо.

Чем более сложную деятельность мы совершаем (с большим количеством предметов, с большим числом операций) и чем в более сложных условиях мы ее совершаем (сложны те, которые не относятся к делу и которые вообще-то ненормальны при прочих постоянных условиях; их вообще бессчетно: может, повышенный шум, свет, скопление людей, вибрация, ветер и т.п.), тем большие требуются сила и продолжительность внимания, концентрация внимания, число и скорость переключений внимания. По старинке, такую сложную работу стараются разбить на части, подключить к ней дополнительных исполнителей, исключить все отвлекающие обстоятельства и т.д. Все это направлено на то, чтобы уменьшить прежде всего число и скорость переключений внимания у одного исполнителя. В общем счете для каждого из них другие операции переключения внимания совершаются не ими, а как бы сами собой, автоматически. В конце концов при простых, постоянно повторяющихся операциях на место человека-исполнителя был поставлен автомат. Вместо малого числа пальцев на руках – костяшки на счетах. Вместо человека, открывающего и закрывающего кран в емкости, – поплавок, связанный с краном. Вместо руки, дергающей затвор, чтобы выбросить гильзу и загнать в ствол новый патрон, – поршень, который делает все это под давлением пороховых газов. Все это – составляющие автомата. По мере усложнения этот автомат и превратился в компьютер, ставший вместо человека переключать часть его старых вниманий, освобождая его тем самым для переключения новых. Выходит, что с помощью автомата человек за более короткое время умудряется сделать гораздо большее число операций.

И тем более с помощью компьютера число и скорость переключений внимания могут быть выведены на принципиально другой уровень. Одно дело листать книгу в поисках нужного места, другое дело – поиск по ключевому слову: первое может растянуться на часы и дни, а для второго чаще всего нужны секунды. Вручную все типовые ошибки или замены нужно делать всякий раз заново, а с помощью компьютера – скопом за один раз. Наконец, поиск описания для образца (например, идентификация отпечатков пальцев, найденных на месте преступления) в ручной картотеке часто просто невозможен, в то время как на компьютере достаточно предъявить образец и почти мгновенно получить на него все данные. Таким образом, благодаря постороннему переключателю внимания человек при своих неизменных способностях внимания и мышления ухитряется внимать и мыслить во много раз большее число предметов за гораздо меньший промежуток времени. Общая скорость и объем его мысли неизбежно возрастают. Но это означает, что и способность человека меняется. Т.е. сила, продолжительность и концентрация внимания тоже существенно корректируются компьютером.

Начнем с самого простого.

Общеизвестно, что смотреть кинофильм по телевизору гораздо легче, чем читать книгу, скажем, – сценарий того же фильма. Во-первых, кино дает более наглядные образы, максимально приближенные к картинкам повседневного опыта. Чтение книги построено на достаточно абстрактных знаках, требуя немалых усилий ума для их расшифровки и колоссальной работы индивидуального воображения для умозрительного созерцания все тех же картинок. Многие люди на это просто не способны: любителей читать гораздо меньше тех, кто постоянно смотрит телевизор. Чтение требует большей силы внимания или: при той же силе внимания телевизор позволяет воспринять гораздо больше информации. Во-вторых, телевизор является ритмично работающим прибором, выдающим свои знаки в режиме текущего времени зрителя; независимо от того, принимает ли он эти знаки, они живут рядом, в совместном ритме. Книга содержит свои знаки на бумаге, в пространстве, внешне в ней нет ритма, а только своя симметри́я; от читателя опять-таки требуется специальное усилие для перевода их в режим времени и ритма своей жизни. Контакт кино и зрителя, по сути, постоянен, хотя бы во вторичном внимании, а книги и читателя – кратковремен. По этой причине, в-третьих, прервать контакт с книгой психологически гораздо легче, чем с телевизором. Информация книги всегда под рукой, дома на полке, а телевизор издалека сообщает внешнюю информацию, сию минуту создаваемую огромным числом людей; если ее не схватить, она тут же улетучится. В силу всех этих причин, наконец, телевизор дает зрителю иллюзию общения с живым субъектом, с реальным собеседником. А в любом живом общении концентрация внимания намного выше у обоих собеседников, потому что они взаимно управляют вниманием друг друга, то и дело переключая его в нужных местах в нужное время – мимикой, жестами, интонацией регулируя сообщение и понимание.

Все, что сказано о телевизоре, целиком и полностью распространяется на компьютер, ведь телевизор-монитор является составной частью компьютера, прямо или косвенно подключенного к электронной сети, к некоторому «ретранслятору». Едва мы включаем компьютер, гудение системного блока устанавливает монотонный затягивающий ритм, очень скоро заставляющий забыть о ходе реального времени. У компьютера можно застрять на совершенно неопределенный срок, сколько хватает физических сил и здоровья выдержать нагрузку. Но физические силы тоже явно возрастают: мы напрямую впитываем в себя магнитное и тепловое излучение и испытываем явный подъем сил, как вследствие воздействия какого-то легкого стимулятора, допинга.

Разумеется, такой подъем силы, продолжительности и концентрации внимания является все же не долговременным, преходящим и, что самое печальное, чреват разрушением физического и психического здоровья личности. Любая интенсификация, стимулирование способности ведет к истощению этой способности. Личность попадает почти в наркотическую зависимость от компьютера (или от телевизора), приобретая особое виртуальное мировоззрение, в основе которого лежит синдром рассеянного внимания. Именно оно, как говорилось, обеспечивает постоянный контакт с этим работающим информационным излучателем. Несколько поколений молодых людей, начиная с 1970-1980 годов рождения, со времени повсеместного распространения телевизора с почти круглосуточным вещанием, уже усвоили это телекомуникационное мировоззрение. Впрочем, не следует концентрироваться лишь на его недостатках. Благодаря ему новые поколения приобрели совершенно небывалую и почти врожденную информационную контактность.

Итак, компьютер подстегивает, интенсифицирует внимание самим фактом своего функционирования. Но повышение интенсивности внимания – это легчайший доступный способ изменения способности внимания. На самом же деле это иллюзия изменения способности, т.к. неспособного человека компьютер не подстегнет ни к чему. Даже к тому, чтобы без конца играть с ним в его стрелялки.

На первый взгляд, все зависит прежде всего от индивидуальных способностей человека. Рассмотрим феномен способности повнимательней.

Органически, по своей элементарной живой материи каждый из нас является контактом живых органов; по высшей живой материи, психически, каждый человек – это сложный контакт нейронов. А вот душевно, по главному человеческому свойству этих и других материй, все мы являемся чрезвычайно сложным соединением миллиарда вниманий, текучим процессом внимания. Все процессы нашего ума и тела протекают в соответствии с тем, каково наше индивидуальное внимание.

По-настоящему индивидуумы отличаются не умом и физическими способностями, а уникальными «рисунками» внимания – как отпечатками пальцев. Можно подобрать множество людей одного роста, цвета волос и кожи, веса, физической силы, знаний и образованности. Собственно, различные соревнования и рейтинги только и занимаются тем, что сводят рядышком подобных, в чем-то похожих людей. Однако невозможно подобрать и двух человек, которые бы совпадали по сочетанию всех этих параметров. Даже однояйцовые близнецы, прошедшие хотя бы небольшой путь роста и развития, заметно отличаются по своим физическим данным, не говоря уж об умственных. Обычно эти различия объясняют разницей психики и психологии индивидов, разницей их способностей. Но это внешнее объяснение, физическая точка зрения. Механизм любой способности соткан из актов внимания, переключаемых в определенном порядке. И именно с этой, внутренней для индивидуума точки зрения способность предстает тем, что может регулироваться, корректироваться, совершенствоваться, одним словом, – управляться. При определенном внимании к своему телу мы можем научить его похудеть или набрать вес. Или, к примеру, хилый и болезненный австрийский подросток Арнольд путем многолетних упорных занятий бодибилдингом так выстроил свое тело, что стал в конце концов не только чемпионом, но и звездой Голливуда. Точно так же мы тренируем свой ум, концентрируя внимание на том или ином умственном усилии. Очень тяжело научиться читать впервые даже на родном языке, и вовсе чтение не составляет проблемы, когда приступаешь к изучению третьего или четвертого языка. Чем больше мы тренируем тело и ум, тем добиваемся более совершенной формы того и другого, тем легче перейти к какой-то новой концентрации внимания. Внимание управляет мыслью и телом, путем быстрого переключения с предмета на предмет создавая все умственные и телесные состояния. Если перевести внимание в область сознания, оно может управлять само собой. Овладей мы своим вниманием в такой степени, мы сумеем не только полностью управлятьличными мыслями и поступками, мы сможем сами себя делать физически и духовно такими, как нам угодно.

Внимание абсолютно самоуправляемо, если переключить внимание с предмета внимания на само внимание, если внимание во всей его огромной последовательной цепи вниманий сделать предметом внимания. При этом, сделав внимание предметом, нельзя, чтобы наблюдаемое внимание лишилось всех своих предметов и стало пустым. Если нет предмета, если не интересно, внимание не возникнет. Как же это сделать нашему вниманию, чтобы все его естественные процессы протекали, а мы бы другим своим вниманием наблюдали все стадии переключения внимания со стороны? Для этого нам нужно, чтобы первая категория, цепь вниманий переключалась автоматически, а мы бы своим вторым, освобожденным вниманием наблюдали за системой переключений и управляли ею.

Вот тут на сцену и выходит компьютер. Выходит как помощник, а не как узурпатор. Точнее, как элементарная, более простая часть нашего я, которая в сферах известного, многократно пройденного действует автоматически. С помощью компьютера огромные объемы старого знания выстраиваются в цепи компактных блоков. Занимаясь каким-то новым делом в области старого знания, мы не теряем больше времени и внимания на припоминание, на правильную увязку знания, на преодоление собственных ошибок памяти и увязки. Наоборот, мы видим все перед собой наглядно и правильно, нам остается лишь сознавать, замечать новые связи, проводить новые отношения, т.е. – творить из своего сознания новое знание, тут же перекодируя его в знаки, хранимые компьютером.

В этом деле наши способности внимания и мышления вообще приобретают совершенно новое качество. Мы все больше и больше обучаемся сознавать, а не только знать. Лишь в настоящее время два этих взаимосвязанных действия начинают отделяться друг от друга. Настолько, что можно уже заметить ключевую, главную разницу между знанием и сознаванием. При этом не будем рассматривать техническую сторону постоянного взаимопереплетения знания и сознания, которая неизбежна в любом мыслительном акте.

Например, если мы знаем, как пользоваться телевизором, то мы уверенно подключим телевизор к электрической сети, возьмем пульт и быстренько пробежимся по всем каналам, в поисках наиболее завлекательной картинки. Какой-нибудь «дикарь», впервые увидевший этот ящик, даже не попытается пользоваться прибором и его частями по назначению. В лучшем случае он приспособит его для своих нужд, исходя из своего знания этих нужд. Какое-то его приспособление уже будет проявлением его сознания. Наше же сознание в связи с телевизором может проявиться только в том случае, если мы столкнемся с ранее не виданной вещью, чем-то похожей на телевизор, и, начав ее обследовать, докопаемся до назначения через ее устройство.

Таким образом, благодаря знанию мы действуем в практической жизни, совершаем поступки, достраивающие жизнь до единого связного целого. А вот с помощью сознания мы строим как единое целое прежде всего мир знаний, докапываемся до сути вещей и выстраиваем систему знаний о мире как целостную иерархию. Через это увеличение связности знания, наконец, и поступки наши становятся более целенаправленными, весомыми, жизненными и реальными.

Во взаимоотношениях с компьютером эта разница между знанием и сознанием становится существенной, определяющей все дальнейшее развитие нас как человека разумного. Эволюция наша по-настоящему фантастична. Хотя она естественно вытекает из природы внимания человека и особенностей устройства компьютера, освобождающего человеческое внимание от наиболее рутинной работы для той, на которую эта машина не способна. Только в компьютере чистое знание, отделенное от своего предмета,  впервые получает наглядность наблюдаемого предмета, давая почти неограниченную свободу для работы сознания. Так мы можем создать объемную модель любого предмета, даже живого существа, крутить ее на экране в любом направлении, оглядывая самые потайные ее стороны как снаружи, так и внутри. Никакого воображения не хватит, чтобы сделать это мысленно. А ведь есть еще огромное число предметов, которые в силу своей малости, великости или абстрактности вообще не могли быть увидены наглядно. Если же взять все эти невидимые миры в их целостности, то мы как раз и будем иметь дело с той землей, террой, которая видна сквозь линзу монитора. Компьютер открывает неведомые и невидимые миры, генерирует землю, твердь, является мостиком к ней.

С другой стороны, компьютерная техника, автоматы, управляемые компьютерами, самостоятельно занимаются строительством мира в соответствии с алгоритмом вложенных в него знаний – по предначертанному человеком плану деятельности. В данном случае компьютер творит новую землю не только абстрактно, внутри себя, но реально, предметно. Таковы автоматические линии по производству самых разных вещей обихода (пакетов, бутылок, пуговиц и т.п.), сборке механизмов, переработке сырья – всего того трудоемкого и опасного, чем раньше вынуждены были заниматься огромные коллективы рабочих. Человек освобождает себя от всего этого и многого другого. У него появляется гораздо больше свободного времени. Все его способности, и прежде всего способность сознания, постепенно высвобождаются для занятий не тяжелым физическим трудом, а другим, умственным делом – для занятий только сознанием.

Использование этой двойной, внутренней и внешней свободы дает существенное возрастание способности сознания. Сознание разрастается вширь, обучается охватывать за раз во много раз большее число предметов, начинает работать со схемами, типами предметов. В конце концов на этом пути возникает интеграция разных, отдельных сознаний, начинается слияние отдельных сознаний в одно большое генерализованное Сознание. Сейчас, конечно, такого сознания еще нет. В виде интернета или других сетевых форм наблюдается скорее генерализованное знание. Оно, разумеется, разложено по своим полочкам хранения без особой осмысленной связи и порядка. Почти так же бестолково, как в голове каждого из нас. Чтобы такое знание стало сознанием, необходимо создание единого порядка формулирования, хранения и добычи знания, порядка перехода от одного уровня и раздела к другим. Когда мы вникнем в какую-то науку (будь это даже – для начала! – ремесло или простое умение оперировать столовыми приборами) и выстроим всю информацию вокруг этой науки, подчиняя ей все свои помыслы, тогда в нашей личной голове и появляется сознание. Что-то подобное должно произойти и во всемирной сети. В деле обретения этого единого сознания компьютер является лишь средством контактирования и соединения разных сознаний, но никак не единым Сознанием. С помощью миллиона компьютеров, на архипелаге электрических островков, вполне призрачной, но все-таки земле, формируется, рождается и растет новое человеческое существо, гуманоид, – Сознание, имеющее какую-то, еще наглядно не наблюдаемую собственную плоть.  Какова терра, таков на ней и гуманоид. Очевидно, что компьютер выполняет служебную, а не ведущую роль. И так будет всегда, пока материей компьютера будет контакт, а материей сознания – внимание. Поэтому бессмысленно бояться, что компьютер когда-нибудь взбесится и уничтожит людей ради собственного главенства в мире. Хотя, конечно, какие-то несчастные случаи вроде взрывов монитора или других коротких замыканий вполне возможны. Сомнительно лишь, что эти несчастья достигнут вселенского масштаба.

С другой стороны, сознание разрастается вглубь: содержанием сознания становятся прежде всего сущности, а не явления, не поверхностное, а глубинное, подлинное, а не случайное. Сознание впитывает реальность в себя настолько, что полностью моделирует ее во всех ее живых процессах – как текущих, так и ранее существовавших. Тем самым весь реальный мир постепенно создается заново внутри Сознания – происходит воссоздание космоса и воскресение его истории. Работает ли при этом компьютер, совершенно не важно. Важно, чтобы отдельные сознания хотели и могли создавать единое воображающее Сознание.

Но и компьютерная автоматическая техника на каждой стадии этого преображения сознаний всегда получает в качестве руководящего плана деятельности новые системы знания. Все они направлены на такое перестраивание мира, которое в текущей жизни требуется человеку, – на наиболее жизненное, реальное и реалистическое переустройство. Разумеется, на каждой стадии это могут быть самые разные цели. Но суть всех этих промежуточных целей всегда будет состоять в том, чтобы опять дать человеческому сознанию пищу и материал для роста и дальнейшей генерализации мысли. Человек постоянно будет нуждаться во все новых и новых формах сознания. Поэтому общий порядок переустройства мира состоит в том, чтобы творить эти новые формы сознания на основе ранее не одушевленных тел. Так происходит постепенное одушевление живого и неживого мира. Компьютерная автоматическая система будет производить-рождать души старым и новым существам и предметам мира. А будут ли при этом создаваться новые тела вещей, двойники, клоны или что-то подобное не суть важно – все будет зависеть от конкретных обстоятельств и нужд человеческого переустройства реальности. Тerra компьютера всегда будет зависеть от того, какова тerra человека.

Постепенно каждый предмет, каждая клетка и молекула реальности будет обретать свое сознание, и граница между физическим и душевным миром, между реальностью и воображением будет истончаться все больше и больше, пока полностью не исчезнет. На этом пути гуманизации реальности весь мир становится одним человеком – единым органическим образованием, обладающим универсальным сознанием. Не следует тут же мыслить этого всечеловека как киношного железного монстра. Этот звездный человек – Космос, Бог или т.п. – намного гармоничнее и естественнее металлоломных фантазий Голливуда. Этот звездный человек есть подлинное высвобождение и расцвет терры компьютера – той утопической земли, которая грезится людям с самого их рождения в мире.

8.9, 27-28.10, 10.12.2002