Наладка души

(Из цикла 1997 г. «Стихоклипы»)

19 апреля 2019 г. 13:29

Звёздное небо. Цикады. Последняя затяжка – полёт огонька сигареты. Звук лопнувшей струны.

Зимняя Колыма: тяжёлый выдох работающего зека, сотрясение земли – долбёжка.

Сверкающий Нью-Йорк: гул города.

Каменный век: боевой рёв неандертальца.

Голос свой перенапрягнув в вой-с,

Человек за столом (яркий свет лампы) что-то пытается написать.

Жить я живу лишь покуда еще живой:

Зек долбит ломиком мерзлоту.

покуда, пасынок жизни, храню инстинкт

Гул Нью-Йорка: чёрный затыкает уши.

и, получив от нее по спине твердый дрын,

Неандерталец-вожак бьёт палкой молодого.

матерный стон переливаю в drink.

Писатель пьёт чай, зек сосёт снег, чёрный – виски, молодой неандерталец льёт слёзы.

Как же мне горе свое теперь не залить,

Рабочий долбит бетон: пот заливает глаза.

в индустриальный попав как-то вдруг мезолит,

Чёрный с визгом срывает машину с места.

где лишь меня к водопою не взял папа Бил,

Семья неандертальцев уходит, молодой остаётся у камней.

заставив корпеть над набором иных рубил.

Писатель крутит ручку, чешется, ковыряется.

Вот и точу свою мысль колесом идей,

Бешеное вращение колёс машины чёрного.

пока не слетит она с wheel на иной хайвей,

Рабочий бросает вилами навоз на телегу.

и понесет меня прочь из родных пенат,

Молодой неандерталец, раскровенив о рубило палец и сунув его в рот, смотрит
на каменного болвана со следами жертвоприношений.

кои не рады мне больше, чем я им рад.

Писатель мечется по комнате, выглядывает в окно.

Разве что славный Гад мне запретит сказать:

Рабочий отшвыривает газету с портретом Горби.

высказать все про все, без оглядки назад,

Полицейский, тормознув чёрного, выслушивает его истерику, не соглашаясь и забирая ключи.

высказаться совсем на речи извечно родной...

Молодой неандерталец, как бы споря с болваном, переходит на ритмическое
подвывание и закатывает глаза к небу.

Вряд ли – ведь даже он гад, в сущности, не такой.

Рабочий копает червей и собирает их в консервную банку.

И потому мой грех –

Чёрный выхватывает из бардачка пистолет и застреливается.

мой непонятный смех

Молодой неандерталец хохочет в небо.

по-русски и по-мирски – больней небесной тоски.

Писатель что-то вдохновенно записывает.

Рабочий наливает полстакана водки.

Закуривает.

Огонёк сигареты.