Ручной собор кубанской поэзии

(Два слова о структуре литпроцесса и две топ-десятки кубанских поэтов)

16 января 2019 г. 19:51

 

В последние 100 лет пишущих людей стало намного больше, чем делающих. А с массовым внедрением интернета вообще, кажется, делающих не осталось. Каждый второй если не поэт, так блогер. Удивительно, что филология этот речеписьменный бум, давно переросший в бунт, не очень-то способна осмыслить. Придуманы, конечно, бессмысленные слова (пост, блогосфера, сетература). Но почему и зачем стоко многа букафф – никто толком не понимает.

На самом деле всё чрезвычайно просто и по своей сути ничем не отличается от того, что было и 1000 и 10000 лет назад, и даже миллион. Люди говорят непрерывно. По поводу и без повода. С умыслом и без. Спокойно и в расстройстве чувств. Даже обезьяны сигналят, кошки мурчат и мяучат, а мыши пищат. Говорить нормально и необходимо. Точно так же как пи`сать и писа`ть, т.е. метить пространство своими выделениями – это не только неустраняемая физиологическая функция, это еще и сообщение всему космосу о своем существовании. И то и другое вынуждено инстинктом самосохранения. Просто интернет дал возможность непрерывное речеизлияние всех сделать ощутимым, видимым, зримым в буквах и текстах. И от множества вещественно предъявленных и на века сохраняемых слов у всех просто снесло башку. Нельзя же объять необъятное.

И правда, настоящая проблема состоит не в том, чтобы объяснить это явление, а чтобы именно объять его – сделать воспринимаемым, обозримым, слышимым. Это невозможно без того, чтобы не структурировать речи – четко вписать любое сказывание в уместную нишу, ячейку событийного пребывания по месту, времени, теме, проблеме, глубине проработки и понимания и т.д. Любая речь уместна только у места, к месту. Иначе это бред или скандал. Только это и происходит сейчас на полях жизни и в сетях нетей.

Казалось бы, раз мы все писаем и пишем, структурировать можно и по первичным физиологическим процессам (разным метаболизмам выделения) и их вторичным результатам (следам выделений). Но нет смысла вникать в то, что и кого мы съели и выпили, хапнули и продали, убедили и надули, и чем именно пописали – мочой, кровью, слезами, электричеством. Всё равно в первую очередь, особенно удалённо, мы воспринимаем наглядно только знаки выделений – слова, буквы, письменные речи. Вот почему первое структурирование мирового словесного поноса можно сделать только по разрядам словесности. Для начала нужно вообще сделать самое легкое – понять, что именно постоянно присутствует в любой речевой деятельности в любую конкретную эпоху. Если заметим, что постоянно в потоках речи, тогда легко на его фоне увидеть новое. И тогда будем обращать внимание на то, что нам важнее по ситуации. Если важно согласие – продвигаем постоянное для всех и для всегда. Если необходимы новации – отбираем необычное и своеобразное. Так именно и работают наши нормативизирующие, оценивающие установки. Ни о чём особо не задумываясь, мы по установленной в нас душевной установке отбираем самое ценное для себя. За совпадение со своими установками это же и ценим.

Нагляднее всего постоянное в речах обнаружить на конкретном целостном примере – на какой-то ограниченной в пространстве и времени замкнутой группе словесных текстов. Для примера и опыта я избрал то из всех разрядов словесной реальности, что лично мне более интересно по моей душевной склонности и месту проживания – кубанскую поэзию последнего времени. Попутно замечу, что кубанская поэзия – не самоценна и не самостийна. Она является малой частью русской поэзии. Какой именно – сказать нельзя, потому что никакой связной картины современной русской поэзии просто нет (я много лет занимался системным исследованием ее текстов в исторических контекстах, но результаты никому не известны; из главного пока доступна только книга "Пророк в русской поэзии. Опыт фило-логического чтения"). А раз нет контекста, то достоверно не понять и не оценить и конкретных текстов. Вот почему об общем содержании кубанского народа, как и общем русском содержании – о первейшей думке всего русского народа – пока сказать ничего нельзя. Народ корчится безъязыкий. Разговаривает поэтому только матом или в лучшем случае – утонченным языком подворотни, как  наш воспитанный сладкий вождь.

За два с лишним года обнаружив и изучив необходимое для понимания количество текстов всех авторов, которые достоверно проявлены во вне, чисто опытным путем это наше всё я систематизировал, классифицировал и определил по всем общепринятым правилам литературной науки, поэтики, моей прямой и любимейшей специальности. Обычно это называется статистикой и упорядочением текущего литературного процесса. Несмотря на множество моих калечных недоделок и огрехов в работе, я не знаю случая, чтобы кто-то в литературоведении делал подобное с таким же тщанием и в полном охвате наличного материала. До интернета это было и невозможно (я, например, попробовал сделать пешим способом «Каталог кубанской словесности» в 2000 г.; сдулся через два месяца ходьбы). Сопоставимыми прецедентами являются только лингвистические собрания, вроде словарей языка. Вспомните В.И. Даля, потратившего каликом перехожим на подобную, но гораздо более сложную и грандиозную работу всю свою жизнь.

Тут я предлагаю только результат исследований: вывожу систему представлений, объясняющих в самом первом приближении структуру любого текущего словесно-поэтического процесса; называю главные цеха словотворчества и основные их мастерские, с несколькими иллюстрирующими именами (поименно все показаны на странице Стихов.ру «Живая поэзия Кубани» –https://www.stihi.ru/avtor/kubpoe, архив здесь: http://inform-ag.ru/publications/38/); наконец, прилагаю два списка авторов из каждого цеха, самых профессиональных по формальным критериям ощутимости стиха (содержание, техника, энергия).  

 

1. Каталог витальной поэзии Кубани

В  этом каталоге представлены авторы не по внешним параметрам грамотности, а по сути тех предметов, которые они видят, чувствуют, осмысляют и передают в своих стихах. Авторы объединены не по степени профессионализма и владения мастерством стихосложения или языком, а по типовому содержанию, которое разрабатывается. Само собой, в этом содержании есть выдающиеся мастера, как Л.К. Мирошникова или Н.А. Зиновьев, а есть и ученики (не буду уж никого называть).

Если говорить коротко, то содержание это традиционное, народно-личное, устное или письменное, без разницы. Очень симптоматично, что эта поэзия сама себя осознала в виде народной поэзии и сплотилась вокруг Г.Н. Ужегова, его круга и нескольких сетевых самиздатских страниц, газет и журналов народной поэзии. Несомненно, что это современная форма бытования фольклора. Поэтому и содержание фактически фольклорное, но в форме литературной записи автособирателя фольклора, информатора народа, с естественным для него, традиционным (по факту его личных обстоятельств) (не)учётом  сложившихся в истории литературных норм (но, как минимум, с учётом норм литературного письма). Т.е. это содержание традиционной, устойчивой в веках народной души, которое выражается путём восстановления общепринятых, массовых форм словесного искусства в текущих народных ценностях, ощущениях, понятиях в их личном преломлении.

Глупым эстетам заявляю, что в этом нет ничего плохого и стыдного. Более того, без такого восстановления традиционных приемов поэзии и приложения их к разнообразному повседневному содержанию жизни вообще бы ничего не было — ни самой жизни, ни людей с их опытом, делами, намерениями, мечтами, ни даже так называемой «высокой», рафинированной поэзии «высоколобой» интеллигенции  (лучший известный пример – «Двенадцать», где Блок заговорил, казалось бы, несвойственным ему языком площадной стихии, потому что другой язык в тех обстоятельствах был неподлинен). Традиция на самом деле является хранительницей словесной почвы, реальной жизни слова (vita c лат. жизнь), на которой растет и на которую опирается всякая другая поэзия, черпая из почвы большую часть своего материала. Наконец, тем сложнее быть мастером этой поэзии, что она, по виду, работает в жёстко заданных рамках и её труднее обновить и содержанием, и формой.

Хоть традиционным авторам-информаторам народа и свойствен какой-то неучёт всего исторического опыта поэзии, тем не менее в их словах и помыслах происходит автоматическое восстановление изначальной литературной сути, базовых предметов поэзии. В древности, в античности, основные поэтические подходы проявились как анакреоническое (витально-экстравертное, восторженное, энергийное, мыслительное, пророческое) и сафическое (витально-интровертное, любовное, созерцательное, самокопательное, пороговое-«порочное») направления. К этому, собственно, всё и сводится в произведениях этого раздела, разумеется, не только в прямолинейном выражении, но и в самом авторски-уникальном – наивном, ироническом, сатирическом, прокламационном и т.п.

При небольшом внимании к типам содержания и необходимости детализации, легко можно выделить две группы – типовой народный фольклор и лично олитературенный (начинающийся с того момента, когда автор-информатор достигает такого мастерства, что уже отличает себя от ретранслируемого им содержания).

 

2. Каталог изящной поэзии Кубани

По слову «изящный» в пику «витальный» можно думать, что в этом разделе собраны  творцы большего искусства, нежели народная поэзия. А значит – большие профессионалы слова. Нет, это совсем не так.

В центре внимания этих авторов просто несколько другая предметность, другой подход всё к той же традиционной витальности. Жизнь наблюдается и преломляется как бы сквозь особый изящный фильтр, фильтр прежней книжной поэзии. Тогда как традиционная народная поэзия есть нормальное пребывание внутри стихии живого слова, куда, разумеется, попадают и куски книжности, попсы, тусовочного трёпа.

Вот почему не следует отождествлять «изящество», «литературность» с профессионализмом и уж тем более с профессиональными регалиями, общепринятыми, но, конечно же, как все понимают, фиктивными. Однако большинство и «витальных», и «изящных» авторов все же стремится стать членами СП, закрытых кругов, клубов, тусовок, чтобы тут же уйти с массовых публичных площадок и полностью скрыться от внешнего обозрения и контакта, а уже тем более – от чужой оценки. Я очень хорошо знаю, насколько болезненно воспринимается любое мое самовольное слово, не санкционированное партией и правительством. Но если авторы не будут показывать себя и свои сочинения на общий суд, то никто о них даже не узнает, не то чтобы прочитать, оценить или купить их книги. Профессионалом автор становится только после оценки и цены, которую дают за его книги. Совсем не случайно С. Лаврентьева сейчас уже ушла со Стихов.ру на персональный сайт и продает каждую свою книгу за весьма приличную сумму. Очень её понимаю, потому что сам не выставлял стихов до сих пор и не считаю возможным отдавать свои книги бесплатно.

Принципом выделения этой группы авторов является не их традиционная витальность (погружение в традиционные содержание и формы жизни изнутри самой жизни), а литературная – переживание всех и любых форм жизни в её образовательном, культурном, уникально-личностном преломлении. Для этого автор обязательно и сознательно должен делать какой-то персональный учёт всех литературно-языковых норм, бытовавших в прежней истории поэзии. Тут необходима высокая литературная грамотность. Автор должен писать не в простоте душевной, не наивно, честно и бесхитростно восстанавливая то, что слышано и видано вокруг и в языковом опыте, а с литературно-заданным умыслом – в отталкивании и приятии, в преображении авторитетного опыта старых авторов. Правда подсознательно и незаметно автор все равно восстанавливает прежние словесно-языковые, народные и литературные концепты (видения, ценности, точки зрения, приёмы, решения и оценки), что проявляется прежде всего в способе изображения и говорения, в стиле поэтического высказывания. Проще говоря, автор невольно пишет «под кого-то», отчасти подражая какой-то известной или модной манере, как минимум, «подражая» манере русского стихосложения (или опровергая её).  Самые известные шаблоны последних лет – писать под Блока, Есенина, Бродского, обериутов (их подражатели – это творцы литературного фольклора, массовой беллетристической поэзии). Совсем порвать с прежним опытом автор не может никак. Это нужно отказываться от родного языка, вторично создавая то, что делали разнообразные будетляне с их искусственными языками. К счастью, в этом совсем нет необходимости, потому что базовым нормативным шаблоном русской поэтической речи до сих пор остается классическая силлабо-тоника, вольное применение которой даёт фантастические возможности творческого варьирования. Так что подражание классическим размерам никак не является плагиатом. Но чем меньше автор подражает в своих существенных и содержательных стихиях стихов, тем более он оригинален и самостен, тем более изящно преломляет опыт поэзии. К счастью, все авторы из этого списка, даже те, кто с виду и намеренно не очень изящен, как В. Полещук или О. Попова (Беспечная), демонстрируют любопытное своеобразие и оригинальность.

В зависимости от учета литературно-языковых норм и тех приемов восстановления прежних литературных концептов, которые свойственны автору, легко выделить риторическое (ангажированное, идеологическое, «реалистическое», убеждающее) и эстетическое (игровое, «чистое», «романтическое», воображающее) направления в изящной поэзии. Не буду уж приводить примеры ритористов и воображал из этого каталога. Они довольно очевидны.

На фоне этого деления важнее заметить, что есть некоторая сложность в различении витальной поэзии в состоянии максимальной оригинальности, мастерства, изящества, с поэзией изящной, которая начинается с явной оригинальности, заданной авторской манеры (хоть и не обязательно мастерства). И витальная, и изящная поэзия могут равно концентрироваться на «реальных» предметах, а также – на тонких или отвлечённых переживаниях. Правда, в одном случае это традиционные мифы (в подлинном значении этого слова), преподнесённые в традиционном же речении, а в другом – личные или коллективные идеологемы  в демонстративно оригинальном слововыражении. Само собой, варианты возможны. Отчего деление либо выглядит, либо становится произвольным. К примеру, есть некоторое количество авторов в интересном пограничном состоянии, которых можно размещать и там, и там. Например, в «Каталоге витальной поэзии» такими являются О. Бобров или Ю. Васин, здесь – М. Амади или Л. Важинская. И уж совсем не удивительно, что границы сочетания экстравертности-интровертности и риторики-эстетики стираются, когда в авторе действует свободная, раскрепощенная органичность словесного мышления, как это можно видеть у А. Черепанова (к сожалению, он почти не представлен в интернете). Можно и потеряться, где его разместить.

На самом деле, это и хорошо. Реальность гораздо разностороннее любого классификатора. По виду, это пирамида витальности, в основании которой огромное количество традиционно говорящих людей, а на вершине один традиционно говорящий, но с таким выверенным изяществом, что в его речи содержится всё и вся.

13.01.2019

 

3. Бета-каталог традиционной поэзии Кубани
(Горячая десятка по усмотрению Ю. Рассказова на 2019 г.)

Сначала скажу о названии. Греч. буква  бета, в другой традиции произношения, вита (совпадает с латинским словом vita-жизнь), – это вторая буква алфа-вита, которую обычно используют как символ, нумерующий последовательность разработок. Невольная игра слов. Формально получается сокращение от «Витальный каталог», что соответствует делу, т.к. тут я даю вторую версию – сокращение и выборку из «Каталога витальной поэзии Кубани».

Эта выборка однозначно сообщает о высоком мастерстве и профессионализме приведённых авторов. Традиционная поэзия подкупает своей видимой простотой и доступностью, каждый из нас с младенчества находится в самой её гуще (пословицы, поговорки, прибаутки, шутки, сказки и т.п.). Мы все поэты волею языка, особенно те, кто обладает хоть  каким-то чувством языка и необходимой душевной чуткостью. Мы спровоцированы на языковое творчество самим языком и нашими родаками. Вот почему нам кажется, что профессионалами в народной поэзии быть легко. На самом деле, всё прямо наоборот. Профессионализм в традиционной поэзии не только даётся даром, но приобретается с опытом. Это и объясняет, почему в списке преобладают зрелые авторы. Так и должно быть: мастерством традиционной поэзии редко овладевают сызмальства.

Но может быть, молодые просто меньше известны на фоне авторитетов или даже задвигаются в тень? Бросается в глаза, что авторитеты, едва приобретают статус, чаще всего уходят со всех массовых ресурсов на полузакрытые, те, что объявлены профессиональными (но и там у них полно редакторских ляпов, граничащих с неграмотностью). Однако дело совсем не в молодости. Так, стихотворные сочинения С. Макаровой-Гриценко (председатель краевого отделения СПР, между прочим) практически невозможно найти в интернете. Так же и молодые, более или менее известные и знающие себе цену, например, Е. Гончарова (Табакаева), представлены в сети очень ограниченно. Отчего я и не могу сделать по-настоящему достоверной оценки. Но это касается и всех мастеров. Просто нет профессиональной инфраструктуры продвижения поэзии ни для молодых, ни для старых. Есть только местные локальные междусобойчики, где любой активный графоман легко может стать звездой. А таких, неведомых тусовок, ещё больше на низовом уровне, в самой невиданной жизни. И там, например, молодые люди сконцентрированы не на письменной народной поэзии, а на модных, популярных формах непритязательного склада (поп-музыка и поп-стихосложение скальдов, повседневный фольклор, массовое площадное творчество для  капустников и конкурсов и т.п.). Во всяком случае, есть ещё 20-30 имён молодых авторов, которых я не внёс в каталоги, потому что ни достоверной информации о них, ни образцов творчества не нашел.

Видимо, по этим техническим причинам мне было легко сделать выбор, несмотря на большое количество авторов. Настоящие мастера резко выделяются на общем фоне. Особенно такие, которые много могут, кажется, с самого рождения, как та же Е. Гончарова, или достигли мастерства самостийной остротой ума, как О. Барабаш.

Разумеется, здесь традиция дана не в её первой архаической форме (которой уже давно нет). Хоть в основе у каждого типовое народное творчество, каждый автор представляет себе окружающий контекст литературного языка и представляет собой цельное оригинальное олицетворение народного языка в этом контексте. Неизбежно современная народная поэзия сливается с сильным авторским началом. Самые интересные авторы органично сочетают то и другое. Если приводить известный пример, наиболее зримо, контрастно и памятно (может, даже впервые так ярко, если не считать Кольцова, Никитина) это было сделано Ю. Кузнецовым.

Нужно добавить, что есть еще с десяток, а то и больше, кубанских авторов, мастерство которых нужно было бы отметить, если бы это была горячая двадцатка, а не десятка (В. Динека, И.В. Васильев, В. Романов, В. Зангиев и др.).

13.01.2019

 

 

Багинский Андрей Александрович, 1959 г.р., Краснодар. Окончил Краснодарский политехнический институт. Отслужил в Заполярье командиром артиллерийского взвода. Работал на заводе измерительных приборов, в различных структурах райкома и крайкома КПСС, инженером-электриком. Стихи пишет с 1981 года. С 1995 г. – член Ассоциации молодых писателей Кубани. Произведения публиковались в центральных и краевых газетах и журналах. Автор сборников: «Стихи. Пародии. Зарисовки», «Я всё сказал в своих стихах», «Трёхстишия», «Рубаи и четверостишия», «Дебилизмы», «Пародии. Автопародии. Эпиграммы. Каламбуры». Автор книжки стихов для детей и их родителей «Возле старой карусели». http://samlib.ru/b/baginskij_a_a/.

Барабаш (Веригина) Ольга Геннадьевна, 1971 г.р., Восточный Казахстан. Живет в ст. Придорожная Каневского р. Пчеловод, поэт и художник. Публикации в газетах "Аграрный университет", "Литературная Кубань", сборники стихотворений "Соловью", "Белый кролик". http://www.stihi.ru/avtor/olbarabashbar.  Персональный сайт http://stihisogra.simdif.com/.

Власов Георгий Яковлевич, 1942 г.р., Читинская обл. Посещал изостудию. Поступил в Читинский мединститут. После двух курсов был призван в ВМФ. Служил во флоте в г. Советская Гавань с 1962-1966 г. Возвратившись, поступил учиться заочно во Всесоюзный институт работников телевидения и радиовещания на постановочный факультет. Работал на Тюменском телевидении главным художником-постановщиком, сценаристом, ведущим телепрограмм. Живёт в Белореченске. В 2000 г. вышло первое "сборище стихов" "Остаться просто человеком". В 2012 г. – поэтический сборник "Покаяние". В 2012г. – дипломант краевого конкурса "Пою мое Отечество". Номинант национальной литературной премии "Поэт года 2012"  Публиковался в коллективных сборниках, в журнале народной поэзии "Южный меридиан". Член Российского Союза Писателей. http://www.stihi.ru/avtor/georgei.

Воронин Александр Владимирович, 1961 г.р., Гатчина Ленинградской области. Среднюю школу посещал в Краснодаре. В 1983 г. окончил Ставропольское ВВИУ связи. Служил на Сумщине. В 1989 г. в звании капитан ушел в запас. В 1990 г. стал членом общественной организации ППП «Апрель», (недо)учился в Литинституте. С 1991 г. живет в Карелии. Работал инженером-электронщиком, редактором отдела поэзии, ответственным секретарем и главным редактором литературного альманаха, стрелком вневедомственной охраны, ответственным секретарем редакционно-издательского центра, бухгалтером-обходчиком ЖЭУ, геодезистом, журналистом. В настоящий момент – редактор отдела поэзии и интернет-версии журнала «Север». Член Союза российских писателей и Российского авторского общества. Поэт, прозаик, драматург, переводчик, журналист, автор-исполнитель. Лауреат Международного литературного конкурса, посвященного 200-летию Гоголя (Вена, 2009), призер первого конкурса Общества "Поэты России" (2011). http://stihi.ru/avtor/avoronin,  http://voronin304.narod.ru/index/0-419 .

Зиновьев Николай Александрович, 1960 г.р., ст. Кореновская. Учился в ПТУ, в станкостроительном техникуме, на филфаке КубГУ. Работал на стройке, грузчиком, электросварщиком.  Член СПР с 1993 г.  Лауреат многих международных, всероссийских и региональных литературных премий. Стихи поэта переведены на белорусский, армянский, чешский, сербский, вьетнамский и черногорский языки. 23 сборника стихов. Книги и издания: «Я иду по земле» (1987), «Полет души» (1997). «Дни, дарованные свыше» (2003), «На самом древнем рубеже» (2004), «Новые стихи» (2005), «Я наследник любви и печали» (2006), «Души печальные порывы» (2007), «Я — русский» (2008). http://rospisatel.ru/sinoviev.htm.

Ивеншев Николай Алексеевич, 1949 г.р., с. Верхняя Маза. Волгоградский пединститут. Учительствовал в Поволжье и в Дагестане, занимался журналистикой. Сейчас – собкор «Литературной России» по Краснодарскому краю. Первый рассказ «Тетя Щука» был опубликован в журнале «Октябрь» в 1987 году в рубрике «Новые имена». Основные издания: Душа душицы (стихи, рассказы), 1995. Портрет незнакомки (рассказы), 1999. Невпопад (стихи), 2000. Казачий Декамерон (рассказы), 2001. Упаковщик снов (стихи), 2001. Семь писем сыну, 2003. Взвод (документальная проза). Индекс счастья (проза), 2007 год. Заслон (худ. публицистика), 2007. Список примет (стихи), 2007. http://ruszhizn.ruspole.info/node/7360http://www.ruspole.info/taxonomy/term/124.

Кононов Евгений Валентинович, 1959 г.р., г. Ишимбай, Башкирия. Окончил в 1978 г.  Уфимский авиационный техникум, в 1978-1980 гг. служил в армии, в 1985 - экономфак КубГУ. С 1990 г. и поныне живёт и работает финансистом в нефтяных компаниях в п. Радужном ХМАО. В 1990 гг. - публиковался на Кубани, позже - в тюменских изданиях. Книги: "Толпа" (1997), "Цербер" (2003), "Кокон" (2007). http://www.stihi.ru/avtor/vek11http://www.litkonkurs.com/?pc=forum&m=3&vid=360855&project=360.

Макарова-Гриценко Светлана Николаевна, родилась в 1963 г. в станице Новопокровской. Окончила высшее музыкальное училище им. Римского-Корсакова и филологический факультет Кубанского государственного университета. В 2004 г. стала участницей Всероссийского семинара молодых прозаиков. Член Союза писателей России с 2001 года. Главный редактор газеты "Кубанский писатель", альманаха "Краснодар литературный". Секретарь Союза писателей России, председатель Краснодарского краевого отделения СПР, член Высшего творческого Совета Союза писателей союзного государства Россия-Беларусь, главный редактор газеты «Кубанский писатель», заслуженный деятель искусств Кубани. Лауреат Всероссийской православной литературной премией имени святого и благоверного князя Александра Невского (серебряная медаль); лауреат премий им. М.Н. Алексеева, им. А.Д. Знаменского и Международной литературной премии им. В. И. Нарбута «Пять хлебов». Кавалер Золотого ордена «Служение искусству». Печаталась в журналах "Наш современник", "Медный всадник", "Невский проспект", "Дон", "Земляки", "Кубань", в газетах "Литературная Россия", "Российский писатель", "День литературы" и других. Автор книг (повести, рассказы, пьесы, стихи): «Птицы из стаи Турманов», «Хрустальная дочь», «Дождь в крупную клетку», «Солнце за горизонтом». «Мир вращается», «Стихотворения», «Жизнь наша нелегка, но…», «Уютный дворик, тихое окно». http://www.stihi.ru/2010/05/05/7317  и на сайте СПР - https://sites.google.com/site/sprosia/biografy/makarova-svetlana-nikolaevna.

Мирошникова Любовь Кимовна, 1960 г.р., Краснодар, в рабочей семье. Свое первое стихотворение написала в первом классе, но основное увлечение - пение. С 1978 г. солистка ансамбля «Кубаночка» при Краснодарской краевой филармонии. Окончила в 1982 г. Краснодарский техникум советской торговли.  Работала заместителем главного бухгалтера. В 1991 г. ее стихи впервые опубликованы в альманахе «Кубань». В 1996 г. окончила Литинститут и принята в СПР. Публиковалась во многих периодических изданиях и коллективных сборниках и антологиях. В 1992 году Краснодарским книжным издательством издана первая её книга «Кому быть воробьем?» (тираж 100 000 экз.). Была литературным консультантом и руководителем семинаров КРО «Союз писателей России». Руководитель ЛитО «Верность» (2009-2014) . Член Комиссии по культуре Екатеринодарской и Кубанской епархии, заслуженный деятель искусств Кубани. Призёр II и III Международных конкурсов детской и юношеской художественной и научно-популярной книги им. А. Н. Толстого (г. Москва), лауреат премии имени А. Д. Знаменского, лауреат XIII Международного фестиваля духовной авторской песни «Ковчег» (г. Воронеж). Автор восьми поэтических книг для взрослых и детей. http://www.concursant.ru/стихи-л-мирошниковой.aspx и http://detlit-rus.ru/miroshnikova_stihi.htm

Сирота (Дмитрова) Любовь Евгеньевна, 1951 г.р., Грозный, в семье инженеров-нефтепереработчиков. В 1975 г. окончила Кубанский мединститут. Работала в Калужской области, в Тимашевске, в Краснодаре. Живёт в Новороссийске. С 1989 г. городской подростковый врач-нарколог в Новороссийском наркодиспансере. Сочинять стихи, ходить и говорить начала примерно в одно время. Первая публикация – в 1968 г. в грозненской газете. В дальнейшем стихи и  литературно-критические статьи, очерки, репортажи публиковались в газетах, журналах и сборниках Кубани и Москвы. Первый сборник стихов «Первый этаж» увидел свет только в 1988 г. В 1995 г. принята в Союз российских писателей. В 2002 г. – два сборника стихов: «Скворечник» и «Ковчег». За «Скворечник» стала лауреатом Премии администрации Краснодарского края. С 2005 г. «Заслуженный работник культуры Кубани». Другие книги: «Муза номер икс». Коллекция стихотворных экспериментов, 2006. «Подъемная сила», 2007. «Опыты», 2011 (в соавторстве с О. Альтовской). «Река», 2014. http://www.stihi.ru/avtor/shizel2.

 

 

 

4. Альфа-каталог изящной поэзии Кубани

(Первая десятка авторов в алфавитном порядке)

 

Прежде всего, должен оговориться.

Это не оценка всего творчества каждого автора. В целом оно еще ни у кого не известно (и слава богу, потому что авторы ещё живы). Но плохо то, что даже уже бывшее творчество каждого автора известно лишь фрагментарно. 1. Большей частью по разрозненным публикациям в интернете или в сборниках (чаще всего невыверенные тексты без полноценной профессиональной редактуры). 2. Вне контекста авторской книги или редакторского избранного (акцентирующих содержательное и техническое своеобразие автора). 3. Вне контекста достоверных полноценных сведений об авторе (куда входят не только важнейшие статистические данные, но и биографические акценты и элементы внутренней биографии, идеи и оценки самого автора в любой форме). 4. Наконец, фрагментарность нашего восприятия и оценки только обостряется, если осознать, что не существует дешифрующего контекста не только в отношении каждого, но и для всех вместе. Совершенно ещё не отложилось, что за эпоху мы переживаем, какие идеи доминируют в мире, чем подлинно живёт русский народ, что самое важное он проговаривает на русском языке и в каких многообразных лепетаниях его изначальное говорение проявляется. Лишь когда мы определимся с этим рядом бытийного контекста, тогда мы и сможем подлинно оценить совершенство поэтического лепета и геройную силу каждого автора, вынужденного звучать речью своего народа по воле самого языка.

Сейчас ничего вменяемого, точного, истинного в сравнении авторов сделать нельзя. Можно лишь высказать какую-то мелкую правду, всегда опирающуюся, конечно, на какие-то истинные поводы. В данном случае, указывая ряд, структуру контекста, я всего лишь обратил внимание на свои личные поводы – на необходимость общего контекста.

Таким образом, здесь представлено мое мнение о том, кто из всех авторов изящной поэзии (причастных Кубани) на сегодняшний день наиболее интересен содержательно и выражает свое содержание в технически совершенной (каждый по-своему) и максимально энергетической форме. Только сочетание трёх этих поэтических факторов выражает дух поэзии вообще, отчего и является научным основанием для объективной оценки. Разумеется, субъективного преломления научных и объективных оснований отменить никак нельзя. Тут отражен всего лишь мой опыт восприятия современных содержания, совершенства и красоты, энергии речи, являющихся такими, современными, только на фоне общего исторического контекста развития поэзии и жизни. И совсем ничего не говорю о вашем восприятии моего восприятия.

Честно признаюсь, что мне было невероятно трудно сделать выбор.

Каждый автор из Алфавитного Каталога изящной поэзии Кубани по-своему сложен, совершенен и интересен. О ком-то я писал. Написал бы обо всех. Но, во-первых, пока не было ни спроса на это со стороны общества, ни возможности публиковать (а графоманить бесцельно, да еще и на отстойниках интернета, – противно моей крестьянской натуре). Во-вторых, как я уже упоминал, нет нужных полных сведений об авторе и от автора. По этой причине, например, я не включил в список Е. Петропавловского, несмотря на множество прежних знаков его мастерства и силы. В настоящий момент я просто не уверен, было ли прежнее подлинным или случайным достижением. Точно так же, некоторые выделены скорее из-за непрояснённости (Гречко) или авансом (Пуазон). Если бы авторы дали мне шанс узнать их лучше, по тем научным принципам, которые я изложил, наверно, я выбрал бы по-другому. На практике авторы поступают прямо наоборот. Я действую на Кубани уже 30 лет, со многими знаком лично, а заочно – со всеми. Все эти годы упорно, хоть и с перерывами, я пытаюсь выйти на контакт и на деловой разговор. Но в лучшем случае удается только тусовочный трёп. Больше того, чем большим профессионалом мнит себя автор, тем он закрытей и тем скорее уходит из контакта со всех массовых ресурсов, чтобы не видеть и не слышать уже ничего, кроме обожания.

Я и в самом деле обожаю многих. Именно поэтому мне было не только трудно, но и больно делать  выбор. Это легко показать тем, что в мой список не вошли те, о ком я писал раньше по полному бескорыстию своего интереса. Например, С. Лаврентьева. Поскольку она публикует много и, наверно, всё, мое решение вполне обдуманно и, конечно, пристрастно, по максимуму требований. Ещё шесть лет назад я заметил двойственность ее основного приёма и нарастающее предпочтение избыточной риторичности. Так и стало. Страсть говорить высокими словами обо всём и ни о чём, заканчивая их каждый раз последним, метафизическим заклинанием, а то и заклятьем, теперь затмевает всё. На мой вкус, это равносильно бросанию слов на ветер. К тому же невозможно напастись энергии, чтобы заклинать каждый день. Вот почему в энергии подобного говорения гораздо сильнее сейчас многие на русском языке (из кубанских, например, Ж. Бурлак и М. Пуазон).

Остается еще добавить два слова, к чему я затеял этот досмотр и оценивание. Сами по себе персональные топики, рейтинги, имеют смысл лишь как экспертное мнение. Я не очень хочу быть только экспертом-критиком, потому что рассуждаю не с точки зрения теорий критика, а по целям теоретического и практического преображения мира. Моя задача на основе этого наглядного опыта – сделать автоматические рейтинги, что и планируется на этом сайте. Если, конечно, появятся, заполняя собой пустоту, авторы, заинтересованные в продвижении своих идей, творчества и книг к читателю и покупателю. И вот тогда авторы, в зависимости от принципа того или иного рейтинга, будут размещаться не в алфавитном порядке. Но и, слава богу, не по моему произволу.

13.01.2019

 

 

Барашихин Вячеслав Леонидович, 1968 г.р., Судак (Крым). Проживает в Белореченске. Окончил УИПА в 1995 г. Пришел в газету «Огни Кавказа» в 1998 г., где прошел путь от корреспондента до ответственного секретаря и заместителя редактора. В 2003-2005 гг. работал заместителем директора телерадиокомпании «Белореченск». С 2007 по 2011 гг. занимался связями с общественностью на ООО «ЕвроХим-БМУ». Пять лет возглавлял районную газету «Апшеронский рабочий». В 2016 г. был избран в секретариат правления Союза журналистов Кубани. Редактор газеты "Огни Кавказа". Интересы поэзия и история. http://www.stihi.ru/avtor/barashikhin.

Белецкий Иван Васильевич, 1983 г.р., Краснодар. Юридический факультет Кубанского государственного аграрного университета. Работал журналистом и редактором в различных изданиях. С 2013 г. живёт в Санкт-Петербурге. Публикации в литературной периодике («Урал», «Крещатик») и поэтических сборниках. ? http://www.stihi.ru/avtor/belecky http://magazines.russ.ru/neva/2014/7/7bel.htmlhttp://www.reading-hall.ru/publication.php?id=10757. http://www.promegalit.ru/public/12669_ivan_beletskij_jabloko_k_jabloku_stikhotvorenija.html.

Гречко Юрий Сергеевич, 1948 г.р., п. Ахтырский Абинского района, в семье сельских учителей. В 1966 г. по комсомольской путевке уехал на строительство железнодорожной магистрали Тюмень-Сургут, где работал лесорубом, разнорабочим в Тобольской геологоразведке. Тогда же стал писать стихи. Служил в Среднеазиатском ВО. После службы работал матросом в Дальневосточном пароходстве, районным газетчиком в Северном Казахстане, рабочим на нефтепромыслах Кубани. Первые публикации в студенческой многотиражке Павлодарского политехнического института. В 1972 г. поступает на филфакультет КубГУ. Первая книга стихов «Паром через лето»,  1979 г. (литературная премия им. Горького). В разные годы его стихи печатали журналы «Октябрь», «Смена», «Студенческий меридиан», «Пограничник», «Кубань», альманахи «Поэзия», «Сузирья» (Киев), «Литературная учеба», газеты «Литературная Россия», «Московский литератор», «Комсомолец Кубани», «Звезда Прииртышья» и другие издания. С 1992 по 1994 гг. редактор журнала «Югополис». http://krassrp.narod.ru/grechko.htm.

Зоткин Сергей Иванович, 1954 г.р. Учился в Бруней-Даруссаламе в 1961-1962 гг. Проживает в Крыловском  р. Краснодарского края. Ведет крестьянское хозяйство. http://stihi.ru/author.html?oiseletmailru.  https://45parallel.net/sergey_zotkin/.   https://my.mail.ru/mail/oiselet_01/

Кизим Егор, 1966 г.р., г. Сатка Челябинской области. По образованию врач, имеет государственные патенты на изобретения в области медицины. Живёт в Краснодаре. Публиковался в журналах "Шанс", "Имидж" (Челябинск), "Новый Карфаген" (Краснодар), в коллективных сборниках (Москва). Книга стихов и сатирической прозы «Овощи души» 1993 г. https://www.litmir.me/br/?b=175329&p=1

Кремнёва Надежда Викторовна, 1949 г.р., Армавир. Окончила Литинститут в 1973 г. Печаталась в журналах «Кубань», «Знамя», «Дружба народов», «Литературная Армения» и др. С 1973 жила в Ереване (замужем за Ю.А. Кутоянцем), работала корреспондентом в республиканских газетах, заведующей отделом поэзии в журнале «Литературная Армения». Член Союза журналистов (с 1983 г.), член СП СССР (с 1985 г.). Сборники стихов «Загляни в колодец» (1982 г.), «Берег, роща, звезда» (1985 г.). Публиковала стихи в альманахах и коллективных сборниках. Переводила стихи армянских поэтов. Участвовала в составлении сборника «Сумгаитская трагедия в свидетельствах очевидцев» (Ереван, 1989 г.). С 1991 г. во Франции, живет в Ле Мане (департамент Сарт). 5 лет преподавала русский язык в ассоциации «Франция-Россия». Публиковалась в газете «Русская мысль» (1993, 1995), журнале «Lettres russes» (1994). Автор романа «Бессмертный Ларионов» (Москва, 1999). Приезжала в Армавир (последний раз в июле 2015 г.). Последняя её выпущенная книга – проза, "Дорога к мельнице". http://kremneva.free.fr.

Пащевская Соня, 1991 г.р., Краснодар. Училась в Москве в 2010-2013 гг. на матфаке НИУ ВШЭ. Проживала в Петербурге, ныне - в Чикаго. Область работы – биология; творческие интересы – литература, фотография, гитара. В прошлом - участница краснодарского клуба КубАрт. Сейчас нигде не участвует, ничего не издаёт, но с самооценкой всё неплохо. https://vk.com/sp257 и http://stihi.ru/avtor/unwatched.

Пуазон Мирро (Намятова Дарья). Краснодар. Журналист, поэт, кулинар и немного  блогер. Работала в журналах Mall'er и "Табрис". В 2013 г. специалист по SMM в интернет-агентстве "Руторика". http://www.stihi.ru/avtor/mirrorpoison.  http://mirrorpoison.livejournal.com/.  https://vk.com/event55562254.

Хвостова (Полещук) Ольга Вячеславовна, 1965 г.р., г. Майли-Сай (Киргизия). Окончила факультет русского языка и литературы Таджикского пединститута. Работала в драмтеатре осветителем и сторожем. Живёт в г. Гулькевичи с 1990 г. Работала воспитателем в детском саду и почасовиком в школе. Член Союза российских писателей. «Миграция», 1994-96 гг., «Бесприютная география», 1997-98 гг. http://www.poetry.liter.net/hvostova2.html,   http://magazines.russ.ru/authors/h/hvostova. 

Черепанов Александр Иванович. 1953 г.р., Улан-Удэ. Окончил филфак БГПИ им. Д. Банзарова. Работал в школе, после армии плавал на рыболовецком судне. Живет и работает в крае с 1979 г. Сейчас – в Новотитаровской. Художник по камню. Член СПР. Публиковался в журнале «Байкал», в коллективных сборниках. «Долина слов», 2013. http://burunen.ru/site/news?id=10386. http:/ /newkarfagen.ru/blog/2009-02-15-9.


Книга по этой теме, добавленная для продажи:  "Пророк в русской поэзии. Опыт фило-логического чтения. 1994-1996, 305 с."