Как сохранить Россию и русских

(Прикладной проект общего дела)

12 февраля 2019 г. 15:07

Резюме: Сохранить Россию и русских (как многонациональный народ, живущий и действующий на евразийской территории) нельзя существующими материальными силами: силами народонаселения, общества, производств, образования, государства и сконцентрированных у них ресурсов.

Сохранить Россию и русских можно только индивидуальным сознательным усилием каждого русскоязычного индивидуума, как-то включенного во все реальные структуры и подлинно желающего сохранить Россию. Подлинно – значит не только сознающего своё желание сохранить Россию, но и желающего жить в России, какой бы она ни была, и желающего самостоятельно создать в России только то, что сделает его личную жизнь безопаснее, обеспеченнее, разнообразнее, полнее и лучше во всех материальных и духовных смыслах.

 

Прежде всего поясню способ высказывания. Всё направлено на изложение заявленной темы как схемы размышления. Я не собираюсь доказывать ни одно положение, которое послужило основанием или поводом для ключевого размышления. Достаточно ясного определённого суждения.

Вроде того, что все многонациональные народы, проживающие на территории России являются русскими по существу (по единой территории, общему языку и способу мышления), хотя могут даже успешно (но тщетно) желать перестать быть русскими, сбегая из России в США, Европу, Израиль, кто с чемоданом, а кто со «своим» куском земли (вроде Прибалтики, Украины, Чечни). Можно написать не один том специального исследования о том, как человек обретает национальную идентификацию и как – при его сознательном намерении – только его внуки могут перенять другую национальную идентификацию, родившись в этой другой среде. Но в этом нет никакой необходимости. Достаточно просто так понять исходную мысль. Если ты Россией порожден и сформирован, то ты и умрёшь русским (это, разумеется, касается и любой другой страны и национальности). В принципе, эта мысль является общим местом любой науки, как-то исследующей темы личности, общества, народа, нации. И если есть специалисты своей науки, которые не понимают таких азов, то стоит ли с ними спорить?

Однако, когда начинается объяснение причин, все простые суждения и объяснения тут же исчезают. Поэтому те, кто не может мыслить (сложно) и не хочет знать сущностей, тот может легко пропустить середину – части, названные «Причины краха» и «Основания восстановления».

 

1. Почему нельзя сохранить Россию и русских существующими материальными силами

Потому что никаких материальных сил у России для этого на сегодняшний день нет.

Нет силы народонаселения – такой структуры репродуктивности численно-возрастного состава, которая обеспечивала хотя бы простое воспроизводство населения. Нет социальной инфраструктуры (жилищно-коммунальной, медицинской, воспитательно-пенитенциарной, соцобеса), которая была бы в состоянии обслуживать даже простое воспроизводство народонаселения. Нет производственно-хозяйственной инфраструктуры (предприятий, организаций, институтов), которая бы работала над созданием современной социальной инфраструктуры, попутно обеспечивая самовоспроизводящееся население достойной работой. Нет общества, самостоятельно затевающего производства и хозяйства, которые могли бы стать базой инфраструктуры и местом приложения интеллектуальной, рабочей и предпринимательской сил, непроизвольно стремящихся к созданию всего перечисленного. Нет государства, которое бы хотело и было в состоянии создать юридические и финансовые условия благоприятствования для развития общества, производственной и социальной инфраструктуры и роста народонаселения. Нет и общественного мнения гражданского общества, которое было бы в состоянии через определенные рычаги (выборную систему, СМИ, систему образования и служебного продвижения) воздействовать на государство и общество и заставить их создать необходимые условия и инфраструктуру, способствующие росту во всех жизненно необходимых сферах. Наконец, нет самосознания общественного мнения, т.е. научного сознания, которое бы системно понимало всё это отсутствие и ставило бы себе теоретические задачи по осмыслению общей тупиковости и её преодолению каким-то реальным, не абстрактным путём.

Кажется, что я высказал сейчас полную чушь. Поскольку всё перечисленное есть, существует – от живых людей, составляющих целую суверенную державу, до живой армии учёных (по пропорции к общему числу жителей страны едва ли не самой большой в мире). Однако я не говорил, что нет людей, индивидов, контор, министерств, банков, правительств, законов, Дум, имён, слов, понятий, языков, членов, пенисов и вагин. Я говорил, что во всём, что есть, нет силы, составляющей живую сущность каждого упомянутого явления. все они, выглядя и даже будучи во многих отношениях народонаселением, социальным обслуживанием, производством, обществом, государством, общественным мнением и наукой, в названном главнейшем смысле системной связанности, обеспечивающей самосохранение системы, являются только имитациями, собственными деградирующими пережитками, лишенными своей сущности.

Ибо какой прок в науке, например, которая не видит, не понимает текущую катастрофичность современной жизни и не пытается её преодолеть. Именно такова официальная наука в лице стратегических министров государства и их идеологов. Они, казалось бы, являются властью, силой, но ничего не меняют, а напротив, непрерывно заявляют, что всё хорошо, ну разве что на какие-то мелочи (дороги, ЖКХ, зарплаты и пенсии, армию!) нет средств и сил. Но стоит понять, что любое возражение (которого с Олимпа, естественно, не будет) против моего заявления об отсутствии научного сознания катастрофического слома системы автоматически является его подтверждением. Я утверждаю, что нет сознания катастрофы, а некто будет доказывать, что никакой катастрофы нет, т.е. просто будет признаваться, что у него нет ощущения и сознания катастрофы. Одна возможность таких противоположных научных заявлений прямо говорит, что в науке как социальном институте нет единства критериев, подходов, приемов, т.е. нет самосознания, которое может появиться лишь в едином организме.

Но даже если у какой-то части представителей науки есть признаки такого сознания, то они ни в коем случае не стремятся во власть, чтобы изменить её и ситуацию, а других способов и сил воздействовать на власть и ситуацию не знают. См. очень трезвое свидетельство М.Л. Хазина.  «Если цены на нефть не упадут или даже станут расти, то наши власти ничего менять не станут». «Продолжение ситуации для нашей элиты, в отличие от народа, ужасом не является». «Мы просто будем под вопли о «модернизации» и «инновации» проедать остатки этих ресурсов (финансовых запасов – Ю.Р.)... А когда ресурсы… закончатся совсем (скорее всего, это будет уже за пределами 2010 года), то станет совсем плохо. Грубо говоря, как в 1998 году, но только не на несколько месяцев, а на годы». «Людей, которые что-то могут сделать, мало, и неинтересно им воевать с ворами и коррупционерами, а значит, во власть они просто так не пойдут. Да и делать им там особо нечего, поскольку сегодня… структура управления…» мафиозна. «Единственной задачей государственного аппарата стало личное (или корпоративное…) обогащение». «Сегодня изменения в стране возможны только при условии появления альтернативной элиты, которая поставит прямой вопрос об изменении целей существования страны». «В истории практически нет других вариантов перехода к здоровому развитию» («Прогноз для России на 2010 год» – http://worldcrisis.ru/crisis/712195). Прогноз от 19.8.2009 г. на более длительный срок ещё мрачнее: «34 миллиона безработных… Большая часть населения переселится в деревни. Народ будет жить натуральным хозяйством, ходить в домотканых одеждах. Смена социально-политической модели… А если это произойдет, жизнь будет другая». Как видим, М.Л. силён в разоблачении, но даже не предполагает научного поиска альтернативного, не политического выхода из тупика, считая, что у науки для этого нет естественных материальных сил (а именно это я и заявил с самого начала). Потому что нынешний слом – это естественно-исторический процесс: «Модель экономического развития — научно-технического прогресса,… существующая почти пять веков, заканчивает свое существование. А что приходит ей на смену, не знает никто» (http://worldcrisis.ru/crisis/661794).

Ну, хорошо (т.е. плохо), если нет знающей и сильной науки, то где же сила общества? Казалось бы, эти разоблачающие слова и мысли, которые М. Хазин по ситуации повторяет из года в год не меньше десяти лет, должны были войти в сознание любого исполнителя и избирателя в стране, формируя общественное мнение и кулак гражданской силы, сметающий бандитов с трона государства. Однако на поверхности сплошное славословие и восторг существования в СМИ и единогласие результатов всеобщих выборов в стране и частных голосований в любом предприятии, в каждой организации. Предположим, что власть контролирует СМИ и фальсифицирует выборы в масштабах страны. Замечу: одно предположение такой всеобъемлющей фальсификации, которую нельзя не замечать и не реагировать на неё, уже подтверждает, что общественное мнение отсутствует. Но что мешает любому местному органу и предприятию (газете, заводику, товариществу, деревне, администрации) выбрать своего человека и развиваться по своему разумному пути?

Если послушать низовых представителей, то всюду мешает отсутствие системы в производственных отношениях, т.е. в конечном счете отсутствие нормальных единых правил, законов. А это как раз функции гражданских и государственных институтов, которых, как очевидно, нет. А что же есть вместо них? Конфликт, война, развал, инициированный невозможным государством. И.И. Мосин, издатель: «Невозможность договориться и выработать общие правила игры не только мешает эффективному развитию отрасли, но и создает… конфликтные ситуации». «Мы не можем грамотно пользоваться таким инструментом как профессиональное сообщество», и тем более «не могут чиновники» («Мы все в одной лодке, но гребем в разные стороны» – http://www.wh-lady.ru/editorial/news_detail.php?ID=7462). Е.В.Степанова, экономист МГТУ. «Можно утверждать, что многие проблемы развития малого бизнеса порождены недостатками государственной экономической политики, определяющей основные параметры макроэкономической среды». Они далее расшифрованы в семи пунктах. «В самое ближайшее время может быть исчерпан внутренний "резерв прочности" субъектов малого предпринимательства». («Что мешает развитию малого бизнеса в России» –http://www.mstu.edu.ru/publish/conf/11ntk/section11/section11_17.html; 19-29.4.2000 г. На эту дату замечу, что десять лет всё пребывает в том же самом состоянии, ни лучше и не хуже. Что за фокус?). Я уж не буду демонстрировать это на примерах из разных сфер. Легко сделать запрос в интернете, например, такой: «Что мешает …», – и увидеть массу частных свидетельств, разумеется, у практиков чаще всего не имеющих системного осознания.

А лучше всего понимается эта проблема среди практиков в той сфере, где государство должно бы не мешать, а только помогать. Для примера укажу на откровения одного анонимного Конструктора, видимо, главы оборонного предприятия, от 18.9.2008 г., которые представлены А. Якушевым. Можно догадаться, почему оборонщик скрывает своё имя. «Мы, заводские люди, делаем все, что в наших силах, все, что зависит от нас». Но «сегодняшняя государственная стратегия не предусматривает активную промышленную политику». «Через 5-10 лет мы настолько отстанем от Европы, что у нас всех останутся пороховые ружья... Россия будет отброшена в каменный век. Это касается всего — ракет, крейсеров, подводных лодок, самолетов, двигателей». «Я считаю, будучи в здравом уме, что война будет. И война будет очень серьезная. Она случится гораздо быстрее, чем кто-либо думает. Но страна к ней не готовится». «Мы — "государствообразующее" предприятие. Государство при этом находится в стороне и денег не дает. Но за нашими денежными операциями ревниво следит». «Между творцами и властью, по странным стечениям обстоятельств, оказались люди, которые не несут ответственности ни за что». «Государство должно быть другим. Оно должно быть сильным во многих отношениях. Оно должно быть инфраструктурно сильным». «У нас не хватает рабочих, инженеров. У нас не хватает вообще ничего, чтобы удерживать эту территорию. Необходимо 400 000 000 советских людей». «Идеологии государства нет».  «Чтобы всё изменилось, нужен толчок извне… чудо… Если этого не произойдет – значит, не будет страны». («Через 5-10 лет Россия будет отброшена в каменный век?» – http://www.newsland.ru/News/Detail/id/298075/).

Опять все единодушно говорят о крахе. Разве это не единое общественное мнение? Да нет же, это всё частные мнения. Поскольку они не получают никакой реакции в обществе, властных институтах и ничего не меняют ни в отношениях хозяйственников, ни в отношениях с государством. Но если нет никакой реакции и ничего не меняется, значит, подавляющее большинство граждан, чиновников, хозяйственников этот порядок, т.е. бардак и развал, в принципе устраивает. Устраивает, потому что позволяет выживать в этих дурных, сломных обстоятельствах (как же это?). Все единодушно признают крах, но также единодушно мнят, что сделать что-то для улучшения невозможно, можно только сохранить существующий порядок вещей в его частном хозяйстве. Конструктор: «Лично я вижу свою функцию в удержании технологических возможностей страны». Вот это и есть реальное, чисто негативное, безучастно-неучаствующее общественное мнение, которое объясняет бездеятельность и безынициативность гражданского общества во всех его подразделениях. Включая бездеятельность граждан по содержанию своих собственных домов! И включая бездеятельность граждан правительства и государства, начиная с Путина и Медведева, которые, как указывалось, до последнего ничего менять не будут, пытаясь просто сохранить государство как элементарный порядок (мира! – хотя бы на улицах).  Как видим, любой частный плохой порядок питает и поддерживает общий бес-порядок.

Каждый выполняет, как может (по профессиональной способности), свой долг, сохраняет у себя старый порядок-инфраструктуру, но каждый же, обязанный подчиняться внешним, в том числе государственным обстоятельствам выживания,  берёт себе из общего беспорядка валяющиеся под ногами ценности (в меру своих непрофессиональных потребностей). От каждого по способности, каждому по потребности – это чистый коммунизм в его массовом понимании, правда в какой-то подножной форме, в полном упадке материально-технической базы. На самом деле сохранять инфраструктуру и присваивать сломанное, бросовое, – это никак не производство и хозяйствование. Это то, чем все годы занималась Советская власть, – просто перераспределение фондов и ресурсов в виде имитации производственной деятельности, в виде любительского моделирования (самолетов, двигателей, автомобилей, зарплат, работы, медицины, армии, .., государства). Тут становится очень понятно, почему исчезают профессионалы, почему оставшиеся предприятия скоро остановятся, а сохранится только добывающая сфера, присваивающая то, что в прямом смысле слова под ногами (и то, если у нас будут покупать наши материалы). Таков объективный закон современной российской экономики. Так что Хазин, хоть и не говорит о законе, но по сути имеет в виду неизбежность совершающегося слома и расхищения.

Сломный закон лучше и нагляднее всего является в нашей обычной социально-бытовой инфраструктуре. Дороги, сломанные в силу устаревшей технологии и качества работ уже в момент строительства. Коммуникации, трубы и сети, доламываемые навешиванием на них всё новых и новых нагрузок. Транспорт, разваливающийся на ходу. Медицина, убивающая не скальпелем, так сщипыванием кошелька вместе со штанами. Образование, выбивающее ум и сознание вместе с душой из тела дорогостоящим гранитом науки, представляющим собой механическую сумму цитатологии.

Известно, что просто выживание (питание, коммунальные платежи, транспорт) на так называемый МРОТ (4300 р. в 2009 г.) невозможно. Если человек ещё имеет работу и получает свой мрот, то медленно мрёт. Но ещё более невозможно всё остальное – медицина, образование, культура, которые отмирают ещё и по этой причине – за невостребованностью и фактической ненадобностью. И, само собой, рождение ребёнка молодыми людьми, не имеющими образования, работы, нормальной зарплаты, жилья возможно только по чрезвычайной любви – только по краткому затмению, случанию страсти молодых людей или по любовной сборной заботе всего семейства, всех бабушек и дедушек новорожденного. Это и есть такое же любительское моделирование в сфере народонаселения, как и во всех других сферах. И тут моделируется один экземпляр человеческого тела на шестерых родичей – клонируется естественным путем физический и нравственный урод. Короче говоря, нужно быть безумным, чтобы рожать детей в таких обстоятельствах. Люди и не рожали почти 20 лет, проявляя себя тем самым как достаточно ответственных граждан.

И что же сложилось в результате, если от субъективной стороны невозможности народорождения перейти к статистике? По официальным данным (http://www.gks.ru/wps/portal/OSI_N/DEM) общая численность постоянного народонаселения России на 1.01.2010 г. составляет 141,9 млн. чел. Ежегодная убыль населения – в среднем более 0,7 млн. в год (в 90-е была выше, но скрыта возвращением русских из республик СССР). В последнее время годовая убыль уменьшается, к концу 2009 г. даже появился прирост в 1000 человек (см. «Википедию»). Официально это связывается со стимулированием деторождения: «Таких показателей не было в России с 1995 года, довольно констатирует Голикова. Это связано с ростом рождаемости. По статистике выданных родовых сертификатов, в 2009 году в России появилось 1 миллион 760 тысяч малышей… К 2015 году, согласно стратегии демографической политики, численность населения России должна составить 142-143 миллиона человек… "Родовой сертификат дал достаточно серьезную отдачу", - признает Т. Голикова», министр  – «Демография с плюсом», 19.01.2010, http://www.rg.ru/2010/01/19/demografiya.html). Казалось бы, переживать особо нечего. Всё равно пока ни условий, ни жизни, ни работы новым людям нет. Наладится жизнь, вот тогда начнут работать и плодиться. С точки зрения этого пафоса не пугают даже и неофициальные данные Агентства РиФ, указывающие общую численность населения на уровне 132 млн. – http://www.rf-agency.ru/acn/stat_ru mail@rf-agency.ru.

Однако пугать должно не само сравнительно малое количество людей в России, а только пропорция возрастного состава населения. Агентство Риф: «Из общей численности населения 57% составляют люди пенсионного и предпенсионного возраста - 75.240.000». Предположим, что это число стариков завышено (хотя Агентство РиФ ссылается на авторитетные источники из Органов). По официальным данным всех, кто старше 50 лет, около 46,5 млн. Но дело пока не в этом. Главное, что это пожилые и старые люди, которые не только не могут рожать детей, но будут неизбежно умирать. И тем больше будут умирать, чем хуже ЖКХ, медицина и соцобес (а они в агонии).

Главное, что количество людей, которые могли бы по своим репродуктивным силам рожать и воспитывать детей, слишком мало даже для сохранения уже бывших темпов убыли. В ближайшие годы, при сохранении всех существующих обстоятельств, убыль будет резко увеличиваться. И это не мои домыслы.

Чтобы читатель прочувствовал тонкость демографической кухни (которую намеренно не оговаривают министры), сделаю выборку из записки 2005 г. Г.О. Брицкого (консультант ситуационного отдела Аналитического управления): «Сокращение численности населения Российской Федерации и прогнозы его качественных последствий» – http://www.budgetrf.ru/Publications/Magazines/VestnikSF/2005/vestniksf273-21/vestniksf273-21030.htm. Возможно, цифры тут уже не современны, зато точно и системно описан механизм вырождения с характерным ироническим спокойствием.

«В последнее время две трети детей рождается у женщин в возрасте от 20 до 30 лет. В начале 2002 г. численность населения (мужчин и женщин) этого возраста в России составляла 21,3 млн. человек, …в возрасте от 10 до 20 - 23,0 млн., до 10 лет - всего 13,4 млн. человек…

Речь идет о том, произошел ли в последние 10 лет переход от одно-двухдетной модели семьи к однодетной с более или менее массовым распространением добровольной бездетности. Осуществление такого сценария означало бы окончательную дестабилизацию демографической ситуации в России, поскольку шансы на сохранение современного уровня рождаемости (1,0-1,2 ребенка в среднем на 1 женщину) на достаточно длительную перспективу – около 50 лет (длина двух поколений) – были бы уже невелики…

В 1970-е – 1980-е гг. в России было очень мало пожилых людей, от численности которых зависит, в основном, число умерших, и население страны до 1992 г. росло во многом благодаря этому… Начиная примерно с середины 60-х гг., тенденции изменения ожидаемой продолжительности жизни в России и на Западе разошлись, и с тех пор Россия не участвует в общем движении к более долгой жизни…

Хотя по полученным количественным результатам прогнозы в отношении России существенно различаются, все они крайне мрачны. При прогнозировании демографического развития России разные авторы приходят к одинаковым выводам: без большого чистого миграционного притока население России будет быстро уменьшаться и стареть…

Естественная убыль населения России в первые 15 лет нашего столетия будет относительно небольшой сравнительно с дальнейшим. Поскольку в возрастах наивысшей рождаемости (от 20 до 30 лет) будет еще находиться многолюдное поколение, рожденное во второй половине 80-х годов прошлого века, а многолюдное послевоенное поколение еще не войдет в старческие возраста с особо высокими возрастными коэффициентами смертности. Дальше число рождений будет быстро падать, а смертей – возрастать…

Согласно большинству прогнозов, число рождений медленно поднимается до 2008 г. включительно, а затем падает быстрее, чем ранее поднималось, так что к 2015 г. должно быть меньше, чем в 1998 г. Числа ежегодных смертей остаются почти постоянными, естественная убыль медленно падает до 2005 г., а потом – растет…

Ежегодная естественная убыль населения России в начале 20-х гг. может составить 1,3 млн. человек (0,9 млн. рождений и 2,2 млн. смертей), вместо 0,9 млн. человек в последние годы…

По мнению демографов, “наиболее вероятным является прогнозный вариант, согласно которому численность населения России будет неуклонно сокращаться и достигнет к началу 2050 г. 90590,6 тыс. человек, уменьшившись по сравнению с началом 2001 г. на 54,2 млн. или в 1,6 раза. Доля населения 60 лет и старше увеличится с 18,9% до 38,5%, доля населения до трудоспособного возраста упадет с 18,6% до 9,4%”.

Таким образом, для поддержания неизменной численности населения на протяжении полувека при высокой рождаемости и низкой смертности потребуется 35 млн. человек чистого миграционного прироста, а при низкой рождаемости и высокой смертности - 69 млн. человек…

Если осуществятся наиболее благоприятные варианты из имеющихся на сегодня долгосрочных демографических прогнозов для России, все равно ее население в середине нынешнего столетия составит всего около одного процента от населения мира, и это население будет чрезвычайно старым…

На сегодня в большинстве случаев возраст работников, востребованных рынком труда, ограничен пятьюдесятью годами…

Россию ждет довольно быстрое увеличение в составе населения доли лиц пожилого (после 60-ти лет) и старческого (после 75 лет) возрастов. При нынешней границе пенсионного возраста (55 лет для женщин, 60 - для мужчин) к середине века в этих возрастах окажется около 40 процентов всего населения…

Банально заключать, что дальнейшее инерционное развитие вышеперечисленных нами процессов естественного движения населения приведут к очень трагичным, хотя и по-своему интересным, последствиям. Так при сохранении параметров миграции, снижение рождаемости ведет к постарению возрастной структуры, а с ростом смертности – к депопуляции. Немалый объем миграции, …конечно, необходимый России для сохранения социально-экономического и геополитического равновесия, существенно изменит этнический состав населения, вплоть до исчезновения некоторых этносов. В этом смысле, в наибольшей степени депопулируют русские... Это несколько изменит конфессиональную структуру, поскольку на территории России она связана с этнической. Особенно интересные изменения произойдут на территориальном уровне. Так можно ожидать бурный рост сельского хозяйства в зоне городских агломераций, и окончательную деградацию труднодоступных (находящихся на расстоянии более 5 км от дорог с покрытием) сельскохозяйственных поселений с числом жителей менее 50 человек, с последующей потерей земель и т.д…. Обоснованно было бы ожидать геополитических опасностей на определенных участках границы, проблем в определенных отраслях народного хозяйства, и распространения определенных социально-психологических феноменов в межличностных отношениях и отношениях между поколениями…

В заключение можно заметить, что, несмотря на общий похоронный тон уважаемой академической общественности, в ближайшие несколько лет еще не поздно разрешить трагизм ситуации. Это могло бы сделать очень активное государственное регулирование указанных проблем, форсированное развитие экономики и радикальное изменение всего образа жизни населения, который должен стать совсем отличным как от Запада, так и от Востока».

Опять констатация краха и упование на единственную силу государства.

По официальным же данным количество молодых людей обоего пола, находящихся в типичном ныне для России возрасте деторождения, 20-30 лет, составляет около 24,4 млн. (12,3 муж./12,1 жен.). Если даже предположить, что они все счастливо вступят в брак и родят по одному (пусть даже полтора из-за выплат) статистическому ребенку, то они дадут прирост в 10-12 млн. Следующая за ними волна, кому сейчас от 10 до 20 (их сейчас официально около 16 млн.) в идеале могут дать уже 6-8. Добавим еще детей от тех, кто старше, 5-7 млн. Таким образом, даже при самом примитивном благодушном счете, желая себя обмануть, получаем прирост за ближайшие двадцать лет около 20-25 млн. Тогда как самые молодые из нынешних 46 млн. пожилых уже будут приближаться за эти двадцать лет к 70 годам. Совершенно очевидно, что даже простое сохранение численности возможно лишь в состоянии всеобщего счастья: все переженятся и родят, а умирать будут только самоубийцы. А ведь мы должны помнить, что официальные данные недостоверны. И не важно, насколько именно. Важно, что реальная ситуация гораздо хуже абстрактного благодушного расчета. Т.е. за ближайшие двадцать лет, по существующей схеме жизни, родится гораздо меньше, чем 20 млн. и умрет гораздо больше, чем 40 млн.

Разумеется, кто-то въедет в страну законно или незаконно. Квота официальных мигрантов на 2010 г. составляет 1,3 млн. («Коммерсантъ», 24.12.2009). Численность незаконных варьируется в разы. Скромно указывают число от 3 до 5 млн. в год (В. Мукомель – http://demoscope. ru/weekly/2005/0207/tema02.php). Однако легальные и нелегальные мигранты, даже если они живут в России постоянно, не являются укорененными гражданами России. Они иностранцы, которые тем больше дестабилизируют демографическую и политэкономическую ситуацию, чем их больше приезжает и чем больше их рождается уже здесь. Пока государство не решит эту проблему принятием умной стратегии натурализации мигрантов (не какой-то любой, а чрезвычайно умной стратегии!), каждый въезжающий будет всё новым зарядом в мину десятка будущих Косово. И самое громкое из них может быть в Москве. Агентство РиФ: «В Москве реально проживает свыше 12 млн. человек, из них русских – 3.720.000. В столице Государства Российского русские – национальное меньшинство».

Итак, слишком много кому есть в России умирать, и с каждым годом все меньше тех, кто мог бы рожать. И если даже государство будет реально платить большие деньги за каждого ребенка, то всё равно оно не добьется в ближайшие годы превышения общего абстрактно-возможного числа рождений в 1-2 млн. в год: люди умирают, не могут вступить в браки, не могут родить, боятся, не хотят… Такова жизнь. И деторождение – настолько интимное занятие, деликатное дело и сложное отношение, что заставить кого-то и заманить массово невозможно.

Этим и объясняется на самом деле то, почему наше государство и не думает всерьёз платить за детей, в принципе не пытается стимулировать деторождение и создавать условий для него, да и не хочет. Спасти положение (т.е. просто стабилизировать, привести в норму) может только одно. Если вдруг все способные к деторождению  начнут рожать непрерывно, и в каждой ныне молодой семье через 20 лет будет в среднем по 10-15 детей. Наши умные сейчас политиканы давно всё трезво рассчитали. Это невозможно. Нигде, ни в одной сфере России нет таких ресурсов, нет сил. Ни добывающая сфера, ни производство не могут дать необходимое количество выскоплачиваемых рабочих мест для ничего не умеющих молодых отцов, чтобы они были в состоянии содержать такую семью. Еще хуже, что нельзя силами этих же, дышащих на ладан производств создать государственный доход, способный прокормить такое количество новых едоков.

На это последнее, между прочим, как на спасение полагаются все наши теоретики (сближающиеся невольно с теми идеологами, кто желает воплотить теле-шоу «Дом» в реальность). По сути, они требуют от государства и элиты чисто патерналистского жертвенного отношения к собираемым средствам. Никаких яхт, футбольных клубов, горных лыж, все собирать и сдавать на застеколье, на спонсируемый Трах молодых, чтобы они плодились и умножались, а мы как двунадесять бабушек и дедушек будем подтирать зады и сопли нашим механическим Дитятям. На самом деле аскетическое воздержание наших Патеров-паханов ничего не даст. Можно сталинскими методами добиться от «элиты» видимости воздержания и сэкономить несколько миллиардов. Но это сущие копейки по сравнению с тем, что присваивает вся чиновная страна, вся бандитская иерархия мафиозного государства, которая к настоящему времени почти полностью слилась со всем населением России. Речь о тех людях, которые имеют доход, ничего материально не производя, от Президента страны и всех прочих чиновников, клерков, военных, ментов, депутатов и т.д. вплоть до пенсионеров и зарегистрированных безработных, получающих пособие (тоже блатная должность; я, например, за двадцать лет своей юридической безработицы ни разу не видел пособия). Бандитской эта иерархия является по той причине, что все, кроме зарплаты, еще и поднимают «тайные» бонусы (кто миллиарды, а кто жалкие прибавки и льготы – в меру сверчкового места-владения и своей хищнической способности и жадающей потребности). По данным Агентства РиФ, в России имеется «101.965.000 человек, которые существуют за счет бюджета и платежеспособной части населения».

Кому-то это число покажется завышенным. Но, по-моему, оно даже занижено. Из списка исключены те, кто формально не числится на службе государства. Какой-нибудь торгаш-челнок, бедный собиратель металлолома или еще более бедный фирмач Абрамович, что-то якобы производящий. Я уже объяснял, что нынешнее производство не является созданием продуктов и ценностей, но есть простая имитация, с помощью которой происходит перераспределение общих фондов, основу которых составляет природная рента, доход, получаемый от продажи природных ресурсов (нефть, газ, металл, лес, территории, утикающие людские ресурсы и утекающие мозги). Тот же ВАЗ полностью живёт за счет бюджета (через дотации, льготы, пошлины и т.п.), а проданные модели автомобилей-имитаций создают заработанный бонус, ничтожную (в силу неконкурентоспособности машин) прибавку к базовому пособию за включенность в государственно-бандитскую иерархию (если он будет делать качественные машины, то это вызовет повышение себестоимости и сокращение бонуса, если он вдруг станет продавать их дороже, сократится вал, его вытеснят с рынка, и он лишится еще и всех дотаций). А вот чиновник, выдающий преференции предприятию, прямо получает зарплату из бюджета, но бонус создает имитацией государственной заботы как откат за признание модели предприятия реальностью, полезной для государства.

Так что подлинный патернализм наших государственных паханов состоит в том, что они не ломают эту бандитскую иерархию, а наоборот, всячески её расширяют, придумывая все новые и новые способы увеличения чиновного класса и фантомных имитаций производственной деятельности. Так рента от природных ресурсов реально доходит до каждого гражданина России. Одно плохо, что пока ренту получают лишь за простое занятие места-должности (состоящее в контроле за соответствующим родом деятельности). А бонусы все получают не за полезный обществу вклад, а только за более или менее трудоемкие и достоверные (но не профессиональные, не конкурентоспособные, не производительные!) имитации ценностей.

Именно поэтому все члены государственно-бандитской иерархии, от законодателей до пенсионеров (которые почти сливаются в экстазе выборов Президента или Думы), не хотят и не могут жертвовать собою, своим существованием и своим содержанием, в пользу уродов-детей, которые живут беспорядочной сексуальной жизнью без всяких идеалов и ни за какие деньги не станут рожать и воспитывать по 10-15 детей, а если и будут, то лишь в наркотическо-пьяном угаре – ещё более худших уродов. Ни объективно, ни субъективно нет никакой потенции к народорождению у двух главных субъектов необходимого бэби-бума – ни у патерналистского государства, все свои силы направляющего просто на самосохранение себя как тела (убогое/безумное потребление пенсионеров/элиты) и как приличных членов демократического (=проституционного) государства, ни у главной репродуктивной силы народа, молодежи, желающей со вселенским пофигизмом только сохранения своего личного счастья, по юношеской гиперсексуальности отождествляемого с фаллосом/вагиной и только в таком виде им доступного.

Нет сомнений, что «элита», номенклатура нашего патерналистского государства ясно понимает невозможность сохранения русских как народа и проблематичность сохранения государства под именем «Россия». Даже если наши отцы демократии сами были бы глупы, им давно подсказали заокеанские консультанты. «Как говорится в докладе ЦРУ, падение уровня рождаемости приведет к депопуляции страны и снижению численности населения до 130 миллионов в 2015 году. Для сравнения напомним, что в настоящее время в стране проживает 146 миллионов человек. В целом, американцы считают, что такой вариант развития событий для России неизбежен» (1.05.2004, http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1083410100). Если бы даже все остальные сферы (социалка, производство, общество, государство, нравственность и наука) были бы в отличной форме, всё равно нет главных внутренних ресурсов – нужного количества самцов и самок для народонарождения по возможной в этих обстоятельствах схеме.

Итак, все рассмотренные сферы российской жизни недееспособны, не имеют жизненной силы. Больше того, всё направлено на сужение, удушение коллективной, массовой жизни. Наука не видит, не знает и не хочет решить все проблемы без государства, и поэтому сама брошена финансированием и деградирует как ненужная забава. Гражданское общество отсутствует, вместо него согласно-мафиозно-расхищающая бандитская иерархия с негласным общим мнением, что ничего сделать нельзя, да и не нужно. Патерналистское государство – иерархия служащих, живущая на пенсион природной ренты, – импотентно стремится лишь сохранить себя как структуру, но неизбежно вымирает от нарастающего старения её членов. Общество представляет собой механическую массу индивидов, которые в принципе не склонны ни к какой совместной деятельности и стремятся только покинуть общую инфраструктуру, чтобы изолироваться в своей семейной инфраструктуре, активно созидаемой. Естественно, и все сооружения общей инфраструктуры всё больше и больше ветшают, приходят в негодность, неизбежно приближаясь к моменту полного разрушения. Наконец, просто не рождается нужное количество детей, а все обстоятельства жизни прямо исключают необходимость рождений. Вся сложная система страны являет собою удивительное системное самоубийство. Система не хочет быть системой, распадается по всем уровням на составляющие её элементы, демонстрируя странный митоз органического целого, бессмысленное с виду деление и распад.

Однако внимательный читатель, наверно, заметил в этом перечислении (да и в жизни), что наглядно растёт в этом распаде, что подлинно активно. Растёт только семейная инфраструктура и только семьи (мафии) дееспособны. Что за напасть такая?

 

1.2. Причины краха

По первому впечатлению хочется думать, что виной всему политическое государство. Поэтому каждый из нас, хотя бы в душе, ведёт непрекращающуюся войну с этим государством. Однако на поверку обнаружилось, что любой элемент системы несет свою долю ответственности за этот  величайший слом упорядоченной жизни. Каждый ведёт войну только в душе, с общим государством в самом себе и никак не может победить. Отчего же так получилось?

«Патриоты» считают, что виной всему Советская власть и большевики (часть мирового еврейского заговора), которые с момента своего воцарения стали радикально ломать жизнь, изводя из неё всё самобытное и жизнеспособное. Однако тот факт, что большевики пришли на смену «хорошего» и сумели вытеснить «жизнеспособное», заставляет усомниться, что до них было всё так хорошо. Самоубийственная тенденция оформилась задолго до революции. Войну со своим государством активно начали ещё лучшие из его элиты, декабристы, а демократами, народниками, эсерами и большевиками эта борьба выросла до состояния непрерывной гражданской войны. Все её эпизоды неизбежно вели только к умерщвлению, а потом просто нерождению все больших количеств и больших слоев народонаселения.  События в России до последних десятилетий были вполне подобны мировым; не случайны тут две мировых мясорубки и все варианты тоталитарных режимов (включая оплот «еврейской» демократии, США). Двести лет расцветал и ширился террор всех мастей и всех значений, начиная с самых фигуральных: декабристский, николаевский, народовольческий, эсеровский, «николаевско-кровавый», военно-империалистический, «бело-красный», Большой, «военно-отечественный», системно-идеологический, хозяйственно-волюнтаристский, промышленно-правовой, нормативно-цеховой,  административно-политический (катастройка), приватизационно-корпоративный (олигархат), финансово-коррупционный (нынешняя плутократия).

В каждый момент новая форма террора была направлена на угнетение наиболее для людей существенного в наличных обстоятельствах способа выживания, становясь все более тотальным и невидимым (отчего и более «мягким» по виду), но всё больше подкапываясь под фундаментальные основы общего существования. Системность и неизменная устойчивость террора обнаруживается как насилие, запрет на что-то и принуждение людей к чему-то. В настоящее время существует фактический запрет (через финансовую систему) на воспроизводство общей жизни (в том числе деторождение) и действует формальный призыв (принуждение инстинктов) к воспроизводству индивидуальной жизни (имитаций общей). Каждому человеку по отдельности жить можно лишь в меру срабатывания его инстинктов выживания (тут огромное количество биологических видов, от амёб до хищников; я, например, пёс, смердячий по существованию и гончий по деятельности, яро гоняющий цепных, а вяло – комнатных шавок). А всему целому организму общества во всех его видах, кроме патерналистского государства, перераспределяющего ренту, – запрещено. (Очень наглядно животность нашей жизни представлена Ю.Латыниной как инстинкты роя. «У роя нет общего разума. У роя есть только индивидуальные инстинкты» – «Как на самом деле устроена современная Россия», http://newsland.ru/News/Detail/id/454674/cat/42/).

 

Но и декабристы-«масоны» не были зачинателями слома русской жизни. Они, с Радищева, стали первыми изнутри государства, кто потребовал личной свободы всех людей от других людей и от государства. Как видим, их требование почти через двести лет стало фактом – каждый предоставлен самому себе. И при этом – скрывается за всеми, упорно цепляясь за кормящую длань государства.

Так значит главная причина нынешнего слома жизни в том, как говорят все западники, начиная с Чаадаева, что в России слишком долго задержалось и до сих пор не изжито изначальное рабство? Однако известно, что крепостное право как институт устанавливалось с 16 по 18 века, достигнув юридического идеала во время Екатерины II. Тогда же случилось максимальное народное сопротивление против утраты вольности (но и против госмонополии на соль!) в пугачёвским бунте как раз из-за того, что все очень хорошо помнили свою недавнюю свободу. Вплоть до Ивана Грозного она была абсолютно естественным обычаем патриархально-семейной жизни якобы изолированных вотчин-поместий в стране раздробленной и не имеющей никакого единства, да еще пережившей инородческое иго. При этом говорящей, по сути, на одном языке. Имеющей единую религию и Церковь. С невероятным числом городов, уровнем культуры и грамотности. А.А. Зализняк: «Имеется одно обстоятельство, не красящее нашу русскую историю. Процент грамотных женщин от XII в. к XV в. не увеличивается, а падает. Это сейчас совершенно точно установлено. Письма XII в. вообще в самых разных отношениях отражают общество более свободное, с большим развитием…, чем общество ближе к нашему времени». На «Руси XVI-XVIII вв. Московского царства… была полная безграмотность» (http://www.polit.ru/lectures/2006/11/30/zalizniak.html). Исходно общество (8-9 вв.) дифференцировалось только по времени укоренения и достатку соседских усадебных хозяйств на большие-болии и молодшие-млодии, которые позже превратились в боляри-боярские и с-млоди-смердские. Эта изначальная родовая свободная спаянность, доведенная православной церковью до единства соборной души, попав в полную зависимость от всё более ожесточающегося политического государства, неминуемо деградировала. А цивилизованная Европа с 11 по 18 вв., наоборот, переживает подъем во всех национально-государственных сферах жизни, освобождаясь и от крепостного права (почти везде уже к концу 15 в.), и от все более усиливающегося гнёта церковного государства с его инквизицией и глупой верой, создавая вместо них современный институт гражданского общества и правового государства.

Как же это возможно, что последние полторы тысячи лет Европа от принудительного латинского объединения из варварства, тьмы и дикости идёт к подъему цивилизации и расцвету свобод, а Россия, наоборот, из состояния естественной культурности и непринудительного свободного единства впадает в деградацию, насилие, ограничение, ужесточение и смерть? Как могли свободные люди, сознающие свою свободу, соединенные Церковью в одну мощную силу, залезть в болота и леса, затаиться, одичать, согласиться с насилием, смириться и, как народ, единодушно перестать желать жить? Наверно, только по намеренному самоограничению, по признанию его необходимости. Фактически – по доброй воле.

Никакого западного пути у России нет, а есть их прямо противоположное развитие, крестообразно пересекающееся в каждом моменте и взаимно перекачивающее чужой опыт в свой, преображая его в соответствии с заданными установками. Удивительно то, что, по крайней мере вначале, у русской Церкви эти установки были осознанными.

Момент сознательности проявится, если вспомнить, что до поместной гражданско-церковной свободы («раздробленности») было какое-то общеславянское церковное государство, ведущее свои службы и культурные дела на едином языке – на землях нынешних Болгарии, Сербии, Румынии, Венгрии, Чехии, Словакии, Украины, Белоруссии, России. Остаток этого грандиозного единства у нас известен как Киевская Русь. Его мощь еще очень памятна в «Слове о полку Игореве» (12 в.). Вспомним гневное слово Святослава, из которого следует, что в силах одного удельного Волынского княжества было потрясти латинскую землю, а польские князья – ещё бывшие братья, а не враги. В «Слове», кстати, названа причина потери этих братских сил:  «Усобица Князем на поганыя погыбе» – усобица князьям на поганые погибнула (игра слов: усобица князей в поганых посгибала – губит души на не-верные дела). Т.е. вожди поместных общин обрели избыточную самость и поэтому сломались, перегнулись в неверующих, в рабов страстей, утратили соединяющую веру (как восточные и западные варвары?). Понятно, раз вера утрачена, то уже не может быть свободного соединения в церковное государство. Оно будет деградировать, искать новую цементирующую силу, для начала – новую веру, соединяющую веру в единого Бога. Но важно и то, что это была единая вера, общая всем другим людям. Через неё русичи, самоуничижаясь и забывая свою самобытную веру, хотели слиться с общим миром.

Вот почему Русь так легко усвоила и переработала «чужой», солунский, письменный диалект в культуре и языке и сравнительно легко перешла с какого-то своего язычества на византийско-славянское православие – как раз во время завершающегося раскола христианской церкви на традиционную (православие) и модернизированную (римско-католическую) версии. Лёгкость перехода на самом деле связана прежде всего с его многосотлетней длительностью. На земли нынешней Украины христианство как идеология входило с 4 в., «господством» готских варягов, по 10 в. официального крещения всей Руси. Но куда важнее было совпадение традиционной дохристианской жизни греческо-славянских общин с внедряемой практикой христианских общин. Т.е. менялся не образ жизни, а имена, вводящие в отдельные сознания более общие, соединяющие представления (которые замещали врожденные установки коллективистского, соборного чувства). Совершенно очевидно, что это был сознательный выбор направления духовного развития, ибо практическое развитие сохранялось. Россия, как мы знаем на своем горьком опыте, присоединилась к тому способу жертвенного церковного существования, которое ведёт не к освобождению от религии и земному процветанию, а к закрепощению, монолитизации общего духа, суперконцентрации веры и, как следствие, к переходу в Царствие Небесное. Т.е. Россия пошла по пути христианской веры и религии, реализации этой веры, и закономерно пришла к самораспятию и смерти общего народного Тела на кресте истории.

Но раз это было сделано сознательно, значит, христианская религия соответствовала планам и намерениям Соборной Души русичей. Однако какие планы, какие намерения у только что, как думают официальные историки, появившегося народа? Я вынужден констатировать, что историки ошибаются.

Во-первых, единый язык и соборное единение народа усилием религиозного нрава может быть результатом только длительного воспитания народа в одних и тех же повторяющихся, типовых обстоятельствах выживания. Лишь в этом случае все индивидуумы обучаются говорить и слышать подобно и так же подобно воспринимать, интерпретировать и принимать вещи и события. И чем больше территория их рассеяния, тем медленнее формируется в разрозненных душах однотипная структура нравственности. Типичная западно-европейская нравственность формировалась, как известно, почти три тысячи лет. Можно лишь гадать, сколько тысячелетий вызревало славянское единство, гораздо более монолитное, чем западноевропейское и до сих пор не изжитое, несмотря на полторы тысячи лет внешнего и внутреннего уничтожения.

Во-вторых, раз уж отдельные души могут и хотят слиться в Собор Души, раз сознательно и зрело хотят единения, то они, естественно, стремятся к единению со всеми, кто внешне им подобен. Именно славяне и русские непрерывно предавали и забывали свою самобытность, подстраиваясь под других, а западные европейцы непрерывно навязывали себя всему миру. По этому факту понятно, кто проявил большую зрелость и самопожертвование – кто старше как народ. Славянское поведение – это чисто родительское отношение старых и ослабленных к молодым и сильным, любящих и помнящих отцов к несозревшим и ничего не помнящим блудным сынам.

В-третьих, поскольку работает установка на самоограничение, предательство самости и забвение её, то это как раз объясняет, почему нет памяти о прошлом. Эта память с момента возникновения установки намеренно не возобновлялась документально, а все памятники уничтожались или прятались. Память сохранялась только в угасающей устной традиции. Чем слабее становились воспоминания, круг знаний о мире и о себе, тем слабее становилась вера. С утратой веры происходила утрата и фактического единства, главной отличительной силы народа, его Соборной Души. В результате народ превратился в скопище одичавших индивидов, забывших всё о своем прошлом и будущем, закосневших в своих болотах и принимающих, как бессмысленные животные, любую напасть и насилие. Больше затаиться, чем полностью забыть все свои исходные планы и даже свою прежнюю человечность, уже нельзя. Лишь после этого ты оказываешься самым последним скотом в мире, ничего не хочешь, смиряешься со всем и вымираешь как общее тело. Когда все славяне и русичи достигли такого упадка, и начался крест истории, непрерывно поддерживающий крестное страдание – колоссальное напряжение совокупного телесного духа, преобразующего мир. Естественно, произошло это не в один момент.

Идея и практика искупительного креста возникла в начале нашей эры в иудео-греко-славяно-романском мире (силами разных народностей, хотя вначале главный язык был греческий в смешанной среде евреев, армян, греков, славян-македонцев и т.д.), а распространилась широко во второй половине1 тыс. н.э., переоформляясь и расходясь в разные национальные практико-теоретические образования. В полумесяце Юго-Западной Европы, в иудео-романском мире, сохранившаяся местная традиционная практика соединилась с христианской теорией и апостольской практикой, дав разные варианты символического (загробного) креста и искупления (от антихристианства-иудаизма до символического христианства, католицизма и протестантизма). Тут мы видим только национальные индивидуалистско-поверхностные формы христианства при внешнем церковно=государственном единстве.

В восточном мире, в солярном круге центра Евразии, видимом крае Европы (ср. Sonnenkreis–солнечный круг-край, jesus christ-край-с, Христ-крест) упорно сохранялась сущность. Традиционная общинная практика совпала с практикой церковного братства, внешне приняв его теорию взамен своих верований, но, по сути, взаимно приспосабливая их и преобразуя в разные поместные, идеолого-языковые формы-уложения (=схемы национального жизнемышления). Основные славянские соборные уложения, возникшие на греческо-византийском отладе (православном изводе), чётко обнажающие национальные менталитеты, таковы. Южнорусское уложение – склад (ментально-языковая практика; время первичного формирования 4-10 вв.), южнославянское – уклад (хозяйственная практика, 7-13 вв.), западнославянское – переклад (культурная практика, а в двойном перекладе, уходящем из православия, например, польском – гражданская практика; 9-14 вв.), русские – отклад (духовная, накопительно-восстановительная практика; 10-16 вв.). Именно в таком порядке происходило историческое дооформление христианства на славянских землях.

Есть очень важная деталь. Южнорусский склад, сначала ментальный в готском христианстве-арианстве, а потом и ментально-языковой в виде старославянского склада письма и церковно-государственной службы, оказался общепринятым (хотя бы формально) почти во всём славянском мире на всё средневековье. Это был способ встроенности славян в единое христианское государство. Общим в этой ментально-языковой встроенности было сознание своей подобносущности патриархам людей и их языку, отчего вплоть до современного переживания этого склада происходит непрерывное приглашение варягов в Отцы и намеренное сложение общего языка по образцу патриарсей (греков, латинян, поляков, американцев). Это чисто окраинное (с ориентацией сейчас на Запад, а не на Москву) мировоззрение и способ языкотворчества. Не случайно на юге славянского мира далеко не одна Украина (если Украина только у края, то Крайна – уже сам край; догадайтесь, где был первоначальный центр). Но если в Окраинах это и сущность, и все проявления, то в России это всегда только начальный толчок по усвоению и накоплению-откладыванию периферийного опыта. Затем спустя какое-то время, откладывая напоследок, с помощью этого заимствования восстанавливается собственная всеисторическая полнота, в том числе имевшая содержание этого видимого заимствования в своем прошлом опыте.

Через этот намёк на вечную национальную установку я указываю, почему именно из Московской глубинки вышли деятели, которые стали собирать земли с омертвевшими людьми и своей внешней грозной силой сплачивали их в государство, принуждая жить и трудиться в новом зверском соборе государственно-бандитской иерархии. В итоге им подлинно удалось создать новое общее духовное образование – русское вселенское сознание, проявившееся как словесное ведение, в виде вселенской словесности и философии.

Какое-то свое понимание причин непрекращающейся активности рысей, ставших позже русами, я дал в «Поэтике истории» (http://rasskasov25.narod.ru/index.html) в реконструкции периода Донороссья (4-1 тыс. до н.э.). Но в данном случае не так уж важны детали предыдущей истории, которые подвигли наших предков на план самоуничтожения и забвения своей сущности. Достаточно, что тут обнаружилась суть плана: затаиться в глубинке, скрыться, чтобы не мешать всем другим народам выйти из варварства; зато самим впасть в варварство, сравняться со всеми в ничтожестве, и либо погибнуть, либо с нуля начать новую жизнь, доказывая всем и самим себе свою подлинную жизнестойкость.

Но, видимо, к сегодняшнему дню иссякли силы не только церковно-гражданского собора русских (соборная душа), но и сила его патерналистского государства (вселенское сознание), железной рукой заставлявшая народ жить и работать на протяжении пятисот лет. По крайней мере, таково общее самосознание нашей правящей элиты. Сохранить Россию как производящую державу невозможно, можно только попытаться сохранить её как господствующую администрацию. Такова реальная эгоистическая идеология нашего государства. И я не скажу, что в данных обстоятельствах это глупая идеология. Если нельзя сохранить простых людей для страны, а страну для мира, то почему не сохранить страну для избранных людей, семейственной элиты. Вселенское сознание спаянных в одно целое подвижников превратилось в местнический расчет циников, царей и богов местной вселенной. И вот ирония еврейского заговора: будь ты хоть русским, хоть чукчей, хоть китайцем, но если переходишь на простое рентное существование, автоматически входишь в еврейство как первый олигархат мира.

На этом фоне нужно сказать и о моей личной идеологии, которая, как я думаю, может быть полезна для любого русского, не желающего состоять в бандитской иерархии государства.

Для меня лично в том и беда, что нет никакой возможности выйти из этой бандитской иерархии. Я хоть и не состою в Российской Федерации, но я русский и не хочу уезжать из своей страны, как другие миллионы потерявших надежду (а также не хочу отделять часть своей страны от России, получая взамен какой-то её дебильный клон – украинскую, грузинскую или эго-педерацию). Но за проживание на этой территории бандитская иерархия непрерывно достаёт меня – ментами на дороге, техосмотрами, регистрациями, налоговиками, страховками, инфляциями, ножницами цен... Я вынужден платить все эти поборы и создавать бонусы паразитарной системе, которая мне не нужна, но, увы, от частных лиц которой я также получаю добровольные пожертвования на свое существование. Правда в отличие от всех убогих и недееспособных я выживу и в любой другой среде, даже если полностью, как Робинзон, выйду из государства и общества. Боюсь, что именно это неотвратимо приближается, поскольку, хоть мне удалось за свою жизнь сделать даже то, что по силам двум-трём обычным людям (но не более), зато, несмотря на все мои двадцатилетние усилия, не удалось никого ни в чём убедить даже явной наглядностью некоторого успеха в любом деле, за которое я берусь. Поэтому, раз уж нет возможности сломать общее плохое сознание, я и хочу выйти из бандитской иерархии внутрь России, к сущности. Правда для своего духовного комфорта я хотел бы выйти с достаточно большим числом таких же дееспособных людей.

 

2.1. Основания восстановления

На самом деле сформулированное – это моя идеология выживания. Однако больше всего я хочу не выживать, а жить полноценно в своей духовной семье. Для начала – жить в научном общении, разрабатывая очень серьёзные духовные предметы. Это мне не позволяет не столько бандитская иерархия, сколько безучастная общественная душа и не видящая очевидного, не знающая общеизвестного наука. Вы, дорогие читатели-писатели, сколь вы едины в своем восприятии, понимании, нравственности, сознании. Ваша бессознательность не даёт мне жить.

Вам всем повезло родиться более или менее удачно: в семье Михалковых, в Москве, в городе, у начальника, в свободной для вас квартире, с доступом к еде и книгам. Мне не повезло. У меня с рождения не было ничего, кроме чувства долга, вины за свое существование и ужаса от него. Поэтому с первых шагов я  вынужден был бороться за существование, обучаясь всему миру, стремился снять с себя непомерный груз ответственности, как оказалось, единственно возможным путём – пониманием первопричины безумного мироустройства. Всё это сделало меня сильным, но совершенно неукоренённым в какую-то местную среду; зато от любой среды, в которой я пребывал, в опыт и подсознание откладывалось только общее, устойчивое, что есть в России. Вы все пришли в готовый мир, переняв от родительской среды свое сознание. Мне пришлось открывать весь мир для сознания самостоятельно, переняв только язык народной среды. Вы говорите языком традиций, мнений, авторитетов. Я говорю языком. Мы говорим на разных языках. Вы все знаете невероятно много и верите, что подлинно знаете, непрерывно получая в своей среде подтверждение разумности своего сознания. Я знаю совсем мало, кое-что, но при этом знаю главное – что я верю в разумность всего даже вопреки неразумным с виду проявлениям любой среды. Даже в разумность общего игнорирования меня и моих настойчивых призывов увидеть и понять очевидное. Не всегда я могу понять и определить эту разумность, чаще всего не могу её принять и никогда не могу с ней согласиться как с судьбой. Я помню, что видимый абсурд по каким-то причинам необходим. Потому-то я просто надеюсь, вновь и вновь обращаясь к вам, что рано или поздно, в свой срок кто-то меня услышит, и мы сможем, наконец, вместе с кем-то заняться совместным делом.

На сегодняшний день единственно важным и единственно возможным общим делом является дело народорождения. Но не будет ничего глупее лозунга «граждане России, оплодотворяйтесь». Путём сознательного желания зачать, родить и воспитать, как уже сказано, можно произвести только штучные модели. Сознание убивает потенцию. На самом деле есть только один способ сделать рождаемость непрерывной для всех, способных к деторождению. Нужно, чтобы все детородящие силы оказались в как можно более благоприятной среде. Тут проблема: кого считать детородящей силой и что является благоприятной средой деторождения.

Для растений такой средой будет высокотехнологичная теплица, режим застеколья (искусственный микроклимат с таким свето-звуковым фоном, которые способствует развитию нужных качеств у растений и подавляет вредителей, по Некрасову, зеленый шум-гул). Для животных – ненарушенный, дистанционно контролируемый ареал естественного обитания, видеопарковый выгул, их естественный дом под незаметным наблюдением человека (чтобы исключить дестабилизацию выгула).

Есть люди, подобные растениям и животным. Их, разумеется, нужно содержать «За стеклом» (младенцы, тяжелые больные, деградировавшие старики) или в «Доме», «зоне призрения» (буйные люди, опасные для другой/своей жизни, и вменяемые, но не вполне самостоятельные больные – и те, и другие всех возрастов). Очевидно, что от таких категорий людей, несвободных в прямом и переносном смысле слова, либо невозможно, либо нежелательно иметь детей. Только свободные люди могут быть детородящей силой.

Но не следует путать свободу со стихией и произволом. Особи и небольшие коллективы, с рождения полностью изолированные и предоставленные самим себе, никогда не станут людьми и обществом, а неизбежно будут деградировать генетически, нравственно и духовно. Это абсолютно зверский, непарковый огул, каким животные существуют в дикой среде в полной зависимости от космическо-геологической стихии.

Сейчас все обычные русские люди, за исключением тех, кто растительно живёт За стеклом (младенцы и деграданты развлекательных шоу вплоть до правительственных и думских) и кто животно существует в постоянных Домах (в тюрьмах, дурдомах, домах престарелых) и периодических рабочих Зонах (все присутственные места имитирования деятельности: заводы, школы, вузы, учреждения, органы) пребывают именно в таком огуле, условно предоставленные самим себе, условно-досрочно освобождённые. Как видим, четкой границы зон нет, и любой человек ежедневно хоть ненадолго входит на прогулку  в огульное Присутствие и выходит из него (где он, выполняя инструкции, только отмечается метками крови, клыков, мочи, по сути – создаёт присутственный прогул) в зону своего личного огульного угла, где он вынужден сам принимать решения и сам искать пути спасения. Поэтому он движется, как челнок, из угла в присутствие и обратно. На самом деле ситуация еще сложнее. В рабочее время он непрерывно отступает от инструкций в угол себя и по недоразумению создает среднее между имитацией полезной вещи (с игрой и подменой полезности обществу или себе) и имитацией инструкции. И потом, естественно, путает оценку полезности и присвоение вознаграждения. Всё это, по сути, является огулом на привязи, гульбой вокруг кола с пастьбой в общей зоне кормления, где неизбежны толкотня, спутывания, затаптывание, уловки, лицемерие ради куска (и это при том, что вокруг огромное число никем не занятых мест), а личный огул (отгул от трудов присутствия) чаще всего возможен только в своем стойбе-дворе или даже ночью под одеялом. В пределе, лишь когда человек засыпает, он имеет возможность быть самим собой и быть в сознании. Но он не помнит о своем сознании, потому что его разум в этот момент спит. Находясь в ленивой прогулке присутствия человек не имеет права видеть сути – только инструкцию. Находясь в голодном гоне отгула, должен всё спутать, затемнить, замолчать, отключить сознание. Таким образом, каждый непрерывно пребывает во мраке мракобесия, нежелания или неспособности понимать. Поэтому ни в прогуле присутствия, ни в отгуле от него нет ничего подлинного. Основной экономический обмен – отгул за прогул, основная идеологическая ценность – фига умолчания, с помощью которой удобно одно выдавать за другое. Это и фига отказа, заместитель члена, и фиговый листик приличий, скрывающий этот же член. По сути, это универсальный способ ухода от личной ответственности за свой общий поступок (умалчивающее понимание, замалчивающее непонимание, приличное умолчание, неприличное замалчивание и т.п.). Какое тут может быть производство и деторождение, когда всё делают пальцем между коленок? Только имитации.

Можно смело сказать, что абсолютно все попали в среду неблагоприятствования, непрерывного естественного и рукотворного стихийного бедствия – в ситуацию огульной видимой свободы, которая в сущности является универсальным невидимым рабством. Мы рабы стихии, полной неуправляемости мира при стремлении к абсолютному контролю. Мы не только не управляем обстоятельствами, но даже своими поступками и мыслями. Президент, максимально вовлеченный в официальное Присутствие, раб должности по имитации патриаршьей заботы, практически не имеет времени и шансов где-то столкнуться с сутью дела. При этом достаточно одного его сиятельного вида, картуза, достаточно просто числиться президентом, чтобы присутствовать исчерпывающе, а всё остальное время можно спокойно быть в отгуле – в загуле. Что уж тут говорить о каком-нибудь бомже, который всюду отсутствует, а сутью всех его забот является только желание еще более скрыться за зелёное стекло – от непогоды и от своего сознания. Он тоже в абсолютном отгуле-загуле, а от присутствия остается только один скотский внешний вид. Так максимум и минимум сливаются по существу, но имеют прямо исключающие друг друга видимости. И кто из них является большей мнимостью, совершенно непонятно. Бомж по крайней мере не заблуждается на свой счет, беседуя с зелёным змием, а президент воображает себя светочем и Победоносцем Изумрудного города, будучи действительным Бедоносцем Мнимостей. Или не воображает. Но тогда он не сможет долго быть Президентом по своей совести (у  Ельцина совесть проснулась, однако, под самый занавес; у Путина пока не видно и проблесков). Может ли всё это быть человеческим порядком?

Нигде нет никакого даже животного порядка – порядка в огуле не может быть в принципе (а без государства и сговора бандитов огул будет ещё дичее – разгулом отрезания голов, с резервациями русских аборигенов и т.п.), а порядок выгула и контроль за ним, как на Западе, у нас отсутствовал всё обозримое время в силу нашего деградирования в нынешнее зверское состояние из высшего человеческого состояния, где выгул уже был автономным. Хуже всего, что прямо перепутаны слова и их значения, а видимость с сущностью. Необходимо исправить имена и перевернуть мировоззрение. Вот почему я начинаю с самых простых определений.

Свобода – не стихия. Это возможность сознательного выбора между чем-то и чем-то. Для чего необходимо присутствие разных и многих настоящих предметов выбора, наличие достоверных условий, системы подлинной реальности для выбора, разных выбираемых обстоятельств. Невозможно, говоря о создании условий для осуществления выбора жизни, а не смерти,  выбирать между да и нет, намеренно спутанных в игре мнимостями. Вместо того чтобы говорить «хотите жить – размножайтесь» (живой личности, чтобы продолжать жить, размножаться не обязательно), нужно разрешить выбор среди множества разных действующих моделей жизни. Это очень близко к ошибочному общепринятому требованию к государству: «Нужно создать условия для жизни во всех её сферах». Государство парирует: вы свободны, живите как хотите. Свобода, дескать, стоит уже давно, когда открыли границы. Т.е. стало можно кое-кому убегать из страны, где жить не дают, в любое Присутствие, где жить позволено, где огул не такой дикий, приближаясь к выгулу. Отсюда ясно: государство не должно создавать условия и жизнь, оно должно просто дать нам право жить (не провозгласить!), освободить от огульного присутствия. У нас сама жизнь под запретом, поэтому и вымираем. Единственный критерий освобождения таков: люди должны жить так, чтобы им хотелось размножаться, хотелось иметь детей, воспитывать их, образовывать. Хотеть это можно чисто инстинктивно, как животные, пусть даже и в абстрактном чадолюбии. Эта хотелка в России уже отсутствует.  Остаётся хотеть чисто человечески, сознательно выстраивая реальность так, чтобы дети способствовали достижению большей свободы. Т.е. условиями благоприятствования  для деторождения являются те условия, при которых дети родителям тем во всех смыслах выгоднее, чем детей больше.

Но я уже отверг по психологическим причинам невозможность существенно поднять рождаемость выплатами, на которые у государства, кстати, нет средств. О чем же тут речь?

Человек гораздо сложнее растений и животных, в нем кроме растительно-животного начала есть еще социальное, государственное, институциональное, интеллектуальное. И главная сложность в том, что все естественные начала в его интеллекте преображаются и переосмысляются в соответствии с личными схемами мышления. Источником для любого поступка человека в конечном счете является его сознание обстоятельств и своего места в них. Чтобы понять, какая среда наиболее благоприятна для деторождения, нужно понять, какая среда благоприятнее вообще для жизни человека. А такой будет любая среда, которая соответствует, в конечном счете, сознанию конкретного человека. Человек тем и отличается от животных, что он может полностью изменить свой угол среды или просто перейти в другой угол.

Кажется невозможным учесть сознание каждого человека и выстроить ему специализированную среду. А этого и не нужно. Достаточно учесть общее, совпадающее во всех сознаниях. А общим в нынешней ситуации является то, что все втянуты в дикий огул – мечтают о полной свободе отгула и полном избавлении от присутственного прогула. Легко понять, что это можно сделать, только зажив полностью автономно – выйдя из всех государственных повинностей и тягот, уклонившись от бандитов и общественных имитаций, но устроив свой огульный угол как полностью самодостаточную поместную инфраструктуру. Пока не произойдет освобождения от огульной свободы, пока каждый человек не обретет личную суверенную дееспособность, бессмысленно даже говорить о подъеме деторождения. Недееспособный народ просто импотент.

Если каждый об этом только мечтает, то почему он этого не делает? Больше того, обстоятельства фатальной необратимости происходящего и невозможности противостоять судьбе – это есть общая для всех нас схема нашего реального сознания.

Что-то изменить можно лишь одним путем. Если мы в этих фатальных обстоятельствах сменим свою оценку на противоположную, т.е. предположим, что всё в наших личных силах, и начнем каждый на своем месте действовать однотипно вопреки обстоятельствам. И тем легче мы совершим эту перемену, если будем получать свидетельства об аналогичных поступках других людей, если будем получать от других хотя бы косвенное подтверждение разумности своих действий и сознания. А для этого нужно иметь общее единое место, где происходит сведение всех свидетельств и мнений в одно общее мнение и гражданский опыт. Это значит, что мы будем поддерживать в себе не личное, но общее сознание. В конечном счете, договоримся мыслить сообща.

Невероятно трудно захотеть стать свободным от имеющегося государства, общества, мнения и т.д., тем более не имея никаких подтверждений от других, что это правильно. Это значит захотеть выйти отовсюду, решиться для начала выживать в одиночку, автономно, но быть готовым умереть с голоду. Кажется, дураков нет, все хотят жить на халяву. Я не встречал других, да и сам бы с большим удовольствием согласился на маленький пенсион в 500 ойриков. Тем не менее в России есть даже дураки. Я один из них, поскольку уже 20 лет не состою в присутствии Российской Федерации, сведя его к спорадическому, и за это уже пользуюсь годичным отгулом (почему и могу писать этот текст). И я не первый и не последний.

Рассмотрим уже существующие модели автономного сознания.

Выход из государственного присутствия может быть чисто метафизическим – так научиться воспринимать мир и так жить в нём, чтобы не участвовать в нём, формально выполняя присутствие, а живя лишь своими ночными сонными грёзами веры. Идеал такого способа детально описан ещё Лермонтовым: «Я ищу свободы и покоя! Я б хотел забыться и заснуть! Но не тем холодным сном могилы... Я б желал навеки так заснуть, Чтоб в груди дремали жизни силы, Чтоб дыша вздымалась тихо грудь; Чтоб всю ночь, весь день мой слух лелея, Про любовь мне сладкий голос пел, Надо мной чтоб вечно зеленея Темный дуб склонялся и шумел». Очевидно, что это отключка от мирской реальности в виде той или иной непрерывной медитации, а попроще – вид мирского затворничества, мирская схима. И такими схимниками на сегодняшний день являются в какой-то степени большинство граждан, имеющих хоть какое-то сознание неправедности присутствия (самый известный, формально принявший схиму, наверно, А.Ф. Лосев и, по слухам, С.С. Аверинцев). Нет смысла объяснять, что экономически схима – чистый отгул за прогул. Это сейчас очень наглядно у всех известных ученых: числятся, прогуливают в наших академиях, а нагуливают жир в западных отгулах.  Да и внутренне схима  не является свободным выходом, это вынужденная форма пассивного сопротивления, которая является бегством от сознания в убеждение и неизбежно ведёт к деградации, дрёме сил (и у Лосева, и у Аверинцева довольно явных и скрытых взяток присутствию) и к смерти самого схимника и народа.

Следовательно, необходим выход из административного присутствия. Выйти можно буквально, в глубь России, где много свободных мест, чтобы перейти к мирскому пустынножительству. В одиночку это очень сложно, но можно (известный простой вариант – огородническое отшельничество Г.Д. Гачева, известный блатной вариант – Г.Л. Стерлигов с семьей на 37 га Московской области). Гораздо более распространена сейчас коллективная форма (самое известное – корпоративные посёлки элиты или «Звенящие кедры России» с идеологией родового поместья). Конечно, ни один вариант этого выхода не является полным: люди поселяются на земле (если даже самовольно), тем самым вступая в какие-то юридические отношения с государством-бандитом и сохраняя зависимость от него, от его каждый раз произвольно-новых огульных обстоятельств (смотрите, как тонет «Речник» в «Мире фантазий»). Тем самым они, по сути, привязывают себя к более отдаленному колу и на более длинную веревку. Кроме того мирское пустынножительство, чтобы состояться, обрекает себя на разрыв почти всех связей с миром, невольно замещая живую полноту духовной жизни каким-то её сектантским изводом. Вместо сознания принимается какой-то плоский миф (см., например, «патриотическую» мифологию Стерлигова в «Википедии», а о мифологии новых русских и говорить нечего).

Как же всё-таки, выходя как можно полнее из административного присутствия, не впасть все-таки в какой-то дикий загул самоубеждения или мифологии? Гачев тут является как раз лучшим примером, хотя, по существу, он не сделал ни полного выхода из системы (подрабатывая гонорарами и спонсорами), ни соединился с единомышленниками (просто сохраняя-имитируя связи с коллегами). Его опыт удался лишь благодаря его известности и сравнительной востребованности в обществе (обмениваемой на какие-то бонусы). Стоит это рассматривать лишь как подготовительную модель. Россия велика, и ни одного спонсора, коллеги и единомышленника не найдёшь за тысячу километров. Общих мест для общения нет и не может быть в принципе. Остается только интернет, виртуальное общее место для формирования общего мнения.

Получается, самое верное, выходить как можно незаметнее – в пределах уже имеющейся у тебя законной земли или приобретаемой в наиболее бросовых местах, с разрывом по возможности всех материальных контактов с государством, производствами, обществом, но устанавливая прочные связи виртуального общения со всеми такими выходцами из системы. Тем самым появляется возможность на сравнительно маленькой реальной площади перейти к полностью автономной организации жизни и хозяйства минимальной дружеской общиной, пользуясь в необъятном виртуальном пространстве информацией, знаниями и подсказками всех людей, совершающих подобный же эксперимент автономной жизни.

Однако такое простое пользование, пусть даже на площадке-сайте единомышленников, не создаёт автоматически общественного мнения. Общение в виртуале нужно организовать по гласному договору, по единым правилам, которые позволили бы: 1) оградить свободных пользователей от мошеннической информации и деятельности государственно-бандитской иерархии, 2)  абсолютно упростить поиск нужной информации, 3) унифицировать и структурировать её иерархию и содержание, 4) организовав легчайшее передвижение наиболее важной информации в центр общего внимания, 5) обеспечив за общую полезность информации вознаграждение её авторам, а также её обработчикам и работникам сервера, продвигающим информацию к пользователю. Требуется специальный общероссийский сервер, где все эти условия были бы выполнены и оперативно вводились бы такие изобретения, которые способствуют совершенствованию виртуального производства-общения и формированию действенного гражданского мнения и поведения.

Очевидно, что такой сервер не может быть ни государственным, ни спонсорско-бандитским. Он может быть только гражданским. Естественно, его приходится делать платным. Каждый гражданин, кто хочет войти на сервер, должен заплатить символическую сумму за свою регистрацию как постоянного пользователя информацией, а потом  автоматически вносить единую, еще более символическую повременную оплату за время пребывания на сервере, получая от сервера автоматически вознаграждение за повременное пользование теми материалами, которые он посчитает возможным выставить для всеобщего обозрения.

Идея такого платного сервиса, заявленная тут без детализирования, представляет собой малую часть разработанной мною информационно-рекламной технологии «четьи», являющейся частью плана информационной революции. Сообщаю об этом, чтобы заявить об уже готовых интеллектуальных предпосылках для технической разработки сервера. Однако детальное обсуждение технологии четьи может быть уже внутри сервера с автоматическим патентованием идей и разработок. Если удастся согласовать все интересы и мнения, по крайней мере – примирить всех вознаграждением, пропорциональным вкладу изобретения и совершенствования сервера, то это будет означать и готовность виртуального общего места для обсуждения подлинной проблемы народонарождения.

Только на таком свободном, но самоуправляемом сервере можно обсудить до деталей те обстоятельства и тот порядок общего само-управления ими, который позволяет непрерывное деторождение, допуская автономно-жительствующих граждан к свободной жизни и умножению.

И такой сервер нельзя сделать силой индивидуального сознания. Обязательно нужно приложить хотя бы частичную силу общего сознания. А деньги на это найдутся сами собой.

 

2.2. Варианты сохранения и восстановления России и русских

У России нет будущего, если у всех русских будет сохраняться обычное сознание фатальной необратимости происходящего и невозможности противостоять судьбе. Однако исчезнуть это общее для всех личное сознание может лишь в одном случае. Если мы, слабые, глупые, разрозненные, автономно-жительствующие сознания создадим на базе реального интернет-сервера виртуальное, структурированное, иерархически и алгоритмически упорядоченное общее сознание, которое будет аккумулировать общественное мнение, автоматически заражая им отдельных индивидуумов и определяя их реальные поступки. Только такое общее сознание может стать общим местом делового продумывания общенародной заботы, в принципе не способной быть личной: какие и как создать условия свободным автономно-жительствующим поместьям, чтобы они перешли на модель непрерывного деторождения. Пока этого сервера нет, можно лишь показать основные стороны предмета будущего обсуждения.

Я уже замечал, что исходным тут является положение о наиболее благоприятной среде для непрерывного человеческого деторождения. Лишь малая часть людей репродуктивного возраста, деграданты, может рожать инстинктивно, не задумываясь. Ещё сколько-то могут рожать по абстрактному человеческому чадолюбию (верующие всех сортов). Такие были и будут всегда, но их сравнительно мало и деторождение у них не непрерывно, а случайно, находясь в полной воле судьбы-прихоти. Подавляющее же большинство людей будут рожать непрерывно лишь в тех обстоятельствах, когда им это будет не обременительно и выгодно. Что это – необременительность и выгодность – значит конкретно, опять-таки может решить только сам отдельный человек. Точнее, пара, поскольку иначе, в одиночку, рожать можно, но слишком уж это искусственно и обременительно. Решать, что им необременительно и выгодно, могут только мужчина и женщина, супружеская пара, пребывающая в добровольном любовном союзе.

Однако очень легко обнаружить абсолютно простые условия, которые необходимы и достаточны для деторождения. Ради краткости и чёткости дам их списком.

Необходимые обстоятельства, в которых дети могут быть автономно-жительствующим парам выгодны (производственный патриархат):

Для всех пар как средство уклонения от государственных повинностей и обременений.

Для всех пар как средство получения государственных льгот и преференций.

Для улучшения физического и психического здоровья одиноких зрелых мужчин и безбрачных женщин.

Для бабушек и дедушек вместе с самими внуками – как способ взаимного призрения.

Для домохозяев в домашнем хозяйстве, переработке продуктов и ремесле.

Для семейного производства в качестве бесплатной рабочей силы.

Для совместного ведения хозяйства и разделения дел.

Для совместных физических и духовных упражнений ради общей цели.

Достаточные обстоятельства, снимающие бремя деторождения (домовой матриархат):

Самодостаточность нормальной репродуктивной способности у супругов.

Достаточная погруженность и заинтересованность матери в делах супруга.

Достаток заработанных средств для содержания детей.

Достаток обслуги, снимающей с матери исполнительные функции бытового обслуживания.

Достаток помощников, среди которых распределяются тяготы родовспоможения и воспитания.

Достаточная практическая погружённость матери в проблемы материнства, воспитания и образования и её теоретическое чадолюбие (при инстинктивном чадолюбии мать действует неразумно и приносит только вред своим воспитанием).

Остаточное физическое и избыточное душевное здоровье матери для ее важнейшей способности.

Каждый пункт можно детально расшифровывать, но это есть смысл делать уже конкретным деловым образом с заинтересованными людьми. Возможно, откроются еще какие-то вещи, упущенные мною по моей косности.

Что же объединяет все пункты, указывая главное, цементирующее и производительное начало в паре?

Говоря коротко, дети выгодны и необременительны родителям только в случае их серьезного сознательного и обоснованного моделирования расширяющейся автономной жизни (деловой игры). Если родители хотят создать свое идеальное мироустройство, по своим принципам, своими собственными руками. Если они имеют сознание и верят в свои силы. Если они верующие и делающие, а не деграданты. Это значит, что у них есть какие-то человеческие таланты, знания и умения. И единственное, чего у них нет, – это места приложения своих талантов и начальной свободы для действий. Сейчас они лишены реального выбора, вынужденные вязнуть либо в огульном государстве, либо в остатках огульного добывающего производства. Значит для начала всё, что от нас требуется, это помощь семейным парам в осознании их мирочувствия (моделирование личного плана), в присвоении места и предоставлении стартовой свободы.

Сразу ясно, что это не самые юные пары, а те, кто уже прошел, как минимум, начальную школу жизни – заканчивающие вузы и те, кто старше (по логике: зрелые мужчины, вступившие в новый брак с молодой женщиной). Не нужно быть слишком умным, чтобы понять, что эти и другие обстоятельства в каждом отдельном случае обретут совершенно уникальное сочетание и проявление. И это будет зависеть только от самой пары и живой конкретики названных типовых обстоятельств.

Разумеется, нужно в общих чертах спрогнозировать основные варианты соединения реальных обстоятельств, способствующих деторождению, и автономного общего сознания, использующего деторождение как средство достижения типовой цели каждого личного сознания.

Легко можно вообразить всеобще-сознательный вариант, если и общество, и государство завтра проникнутся необходимым общим сознанием и начнут абсолютно планомерно создавать необходимые и достаточные условия для автономного укоренения дееспособных граждан и последующего стимулирования их развития, включая деторождение.

В близком к идеалу самом прикидочном выражении этот план может быть таким.

Прежде всего в качестве жеста прихода в сознание политиканов государство должно отменить, снять налоги на доход, землю и недвижимость со всех автономно жительствующих граждан (формально, кто нигде не числится работающим – прямые налоги впредь и навсегда). Так они будут получать свою часть природной ренты, общей доли которой (а также бонусов, поднимаемых на рентном блат-месте) они лишены, выйдя из присутственной иерархии. Т.е. они будут иметь ренту только со своего тела, участка и дома, поддерживаемых ими в рента-бельном виде самостоятельно, без государства. Не стоит скулить о государственных потерях. Возможностей для косвенного обложения у государства даже слишком много. Куда смешнее, что поступления от упомянутых налогов не перекрывают даже усилий по их сбору, учёту и обработке, не говоря уж о махинациях (фактически подоходный налог и сейчас не собирается даже с работающих, почти во всех сферах пребывая в мнимой тени). Зато появляется возможность сэкономить производительные и непроизводительные расходы аппарата. (За этим должны последовать и другие шаги государства по приведению налогообложения и т.д. к здравому смыслу, но эта тема уже впрямую не касается автономно жительствующих. Вкратце скажу, что было бы идеальным навязать государственному организму принципы нейросоца И. Бощенко и М. Калашникова - http://neuroquad.ru/neurosoc1-ed1.htm. В силу системной, мировоззренческой, ошибки разработчиков в нейросоц заложен механизм сужения любого общения и продвижения вверх. Из-за чего государство будет непрерывно ужиматься и замещаться на кибернетические системы, автоматически сводя государство к земству. А это как раз и хорошо для любого автономно жительствующего человека.)

Общество в лице граждан научно-образовательной иерархии, в качестве жеста восстановления общего сознания в частной памяти создаёт упомянутый Сервер по принципу гласного договора, осуществляет по госзаказу региональных властей (по требуемой номенклатуре предприятий) через гласный конкурс отбор пар (фактических или потенциальных), желающих автономного развития и/или имеющих для этого чёткий бизнес-план, предполагающий органичное использование нарождаемого ими детского ресурса.

Государство руками местных администраций на брошенных фондах, указанных участниками конкурса, юридически (на условиях гласного договора с местными собственниками с возможным их участием в проекте) создаёт множество местных зон (потенциальных семейных ферм, предприятий, сервисов), свободных от государственного налогообложения, разнообразного вмешательства, оставляя за собой право их защиты от любого внутренне-выявленного и внешнего насилия через институт приставного контроля семьи-причта.

Выигравшие гласные конкурсы пары безвозмездно наделяются выбранной ими из предоставленных вариантов землей и другими остаточными фондами с отсроченным на 20 лет правом собственности на ту часть, которая будет освоена и которая пропорциональна прибавке численности семей (семья-причт наделяется регламентированным пенсионом по принципу нестяжания).

Наделение землей и предоставление стартового капитала (и дальнейших порций расширения) осуществляется по юридическому факту рождения первенца (последующих детей) и по научному (гражданско-установленному, причтённому) факту освоения стартовой (предыдущей) порции.

В первый предродовой период пары (и свободные кандидаты-специалисты, необходимые для разнообразия и обеспечения автомизации и приставного контроля) проходят (по принципу ОД-игр) региональную общую гражданскую школу подготовки к супружескому выживанию и доводки со всеми конкурсантами (и свободными претендентами) их бизнес-планов до состояния интегрированного плана коллектива пар (концентрация капитала и усилий по его освоению).

Защита и общественно-государственный контроль автономно-жительствующих территорий осуществляется посредством двойного приставного контроля семьи-причта, создаваемой из неспособных иметь детей. Поскольку они обеспечивают Присутствие государства и общества в зоне, зарплату получают на супруга-пристава от федерального центра, а бонусы на супруга-причета от Сервера (в соответствии с его участием там). На стадии обучения причты действуют провокационно для выявления слабостей планов, личностей, коллективов. Назначаются в те коллективы, с которыми у них сложились нейтральные отношения.

Стартовый капитал рассчитывается по интегрированному бизнес-плану фактических пар (с последующей добавкой на вновь образованные пары) и выдается госбанком на основе научной экспертизы на Сервере как распределенный по долям личного освоения кредит (личная ответственность за кредит) со сроком погашения (при вялом освоении) либо аннулирования (при успехе) через 20 лет (ликвидация при отсутствии прироста детей и явных неудачах происходит вплоть до описи по факту постоянной причетной  оценки).

Закупки техники и материалов и наём переселенцев на работы и укоренение осуществляется в частном порядке по усмотрению участников проекта, но по вариантам экспертных (гражданских) технически-ценовой и миграционно-укореняющей служб Сервера.

Технически-ценовые службы предложения дают сводки по всей номенклатуре имеющихся в регионах цен товара и подлинной экспертной цены этого товара по сравнению с лучшими и худшими образцами рынка (цена + или – переоценка).

Миграционно-укореняющие службы на прикреплённое проживание в регионах России и отсроченное (на 10 лет) получение гражданства вербуют индивидуально (по предварительным заявкам национальности-специальности) в перенаселённых районах мира одиноких молодых людей с нормальной репродуктивной способностью, имеющих опыт работы и желающих натурализоваться в России на временно жестких условиях (гарантированный общий кошт и накопительно-премиальная оплата по итогам года за вычетом сверхкоштовых авансовых трат рабочего), которые автоматически улучшаются в силу предпринятых личных шагов к укоренению в прикреплённом к поместью районе (женитьба на местных кандидатах, обустройство личного хозяйства, рождение детей).

Реализация излишков и побочных результатов деятельности автономных поместий осуществляется по их усмотрению, но по вариантам натурально-спросовых служб Сервера, дающих сводки минимума-максимума спросовой цены каждого товара в соответствии с его натурально-техническими характеристиками.

Для упрощения расчетов все операции внутри Сервера уравниваются во времени пользования, для чего требуется создать автоматическую систему учёта времени с базовой формулой баланса времени (соединяющей в сложном равенстве общее время пользования, индивидуальное время пользования, время пользования общей информацией, время пользования частной информацией), что позволит  в дальнейшем и всеобщую конвертацию времени пользования в деньги (преобразование реального и виртуального времени).

 

На этом базовом алгоритме идеального варианта можно для начала остановиться. Чётко спланированы и более или менее унифицированы могут быть только подготовительные шаги. А то, что будет происходить при фактической реализации, хоть и прогнозируемо, в принципе не должно навязываться никем для достижения максимального многообразия жизни.

Именно поэтому бессмысленно подсчитывать, какой прирост населения и какие успехи могут быть достигнуты. Я утверждаю: прирост и успехи будут резкими и неограниченными. Народонарождение станет абсолютно управляемым. Сколько посчитаем нужным родить, столько и будет, как среди собственно автохтонов, так и среди мигрантов, в местном смешанном браке становящихся автохтонами (русскими в первом же рождённом в России поколении).

Но сам этот алгоритм еще не является отработанным планом. Он имеет сейчас вид условно обтекаемого советского плана, хотя в тысячу раз конкретнее и насыщеннее, чем хотя бы ритуально-советское начётничество Д.А. Медведева в «его» призыве «Вперед, Россия!» От одного советского стиля ясно, в какой зад мы влезем. Этот алгоритм должен быть гласно, публично отработан в открытом доступе, чтобы найти все слабые места и способ решения частных проблем положительным образом. В принципе, это должно быть понятно само собой. Ведь прежде чем объявить конкурс пар, нужно уже иметь место его проведения, готовую инфраструктуру, людей, добровольно вписавшихся в неё, предварительные сигналы от администраций и граждан о своём намерении поддерживать движение и т.д. Всё это и будет предсоздаваться, если будет, в подготовительный период. Укажу хоть несколько блоков необходимой проработки.

Информационная и техническая схема Сервера и его вписанность в существующую инфраструктуру связи, интернет-услуг, энергетики, кредитно-финансовой системы.

Схема организации всех необходимых служб Сервера.

Самоопись всех материальных и творческих ресурсов по единым схемам.

Схемы и формы бизнес-планов (федеральных, региональных, частных).

Последовательность ввода необходимых и возможных номенклатур хозяйств, предприятий и институтов.

Определение номенклатуры и числа жизнедеятельностей, обеспечивающих автономное существование одной пары от минимума выживания до стабильного расширения.

Расчет объема минимального стартового капитала, обеспечивающего автономную жизнедеятельность одной пары.

Схемы решения проблем наделения собственностью.

Схемы миграционной политики, распределения иммиграции  и укоренения.

Схемы вербовки, решения проблем проверки здоровья и опыта, вывоза и транзитного обустройства.

Схемы упрощения всех процедур и взаиморасчетов.

Алгоритмы действий и мышления для поиска, использования, изготовления,  размещения всех практических и теоретических предметов.

Конкурсные своды таких алгоритмов.

Модели всех учебно-образовательных курсов, разрабатываемых в гласных конкурсах.

Постоянно действующий конкурс вариантов учебных моделей.

Полные системные своды знаний с увязкой перекрёстных ссылок.

Системные репрезентации всех знаний и сознаний, построенные по одному стандарту в рамках выбранной системы и принципа репрезентации.

Полный перечень (номенклатура) всех существенных тем и проблем, подлежащих отработке и внедрению на принципах гласного конкурса и гласного договора.

Я совсем не стремился к полноте. Важно было дать примеры. Полнота будет достигаться автоматически, с размещением на Сервере исходного Перечня (например, моего) и дальнейшим свободным его расширением и уточнением всеми желающими. А уж я вместе с соразработчиками сервера буду решать, какие предложения учесть и встроить в основной перечень (не уничтожая дополнительных). Попутно этот же перечень будет реализован в тематических разделах сервера, чтобы там сразу же вставлялись конкретные разработки. Чем больше людей будет в этом участвовать, тем скорее у нас накопится весь необходимый набор и отшлифуется  система. Совершенно ясно, что, задействовав всю страну, вернее найдешь самое лучшее решение любой проблемы, нежели опираясь на какой-то штатный институт или даже город. Любая изоляция в духовной сфере ведёт к дублированию и мельчанию не только государств, аппаратов, бандитов, но и проектов, идей, разработок, средств. Качественная и количественная концентрация ума автоматически рождает концентрацию и прирост капиталов.

Главное, что вы все должны понять, работа на этом сервере не является делом штатных сотрудников. Конечно, будет технический штат, создаваемый для первоначального монтажа «железа», пара-юридического оформления, разработки программ, отработки системы взаиморасчетов, технологии и т.д. Даже эта техническая подготовка не должна быть осуществлена приказом и силой государства в силу его абсолютно имитативного, хищнического, самоубийственного строя. Только силами предприимчивых граждан может быт затеяно начало, потому что это не начало нового государства, а начало новой формы гражданской самоорганизации, при которой государство усохнет до минимально необходимого объема единой территориальной полицейско-армейской администрации, охраняющей и защищающей граждан и территорию за счет перераспределения природной ренты, получаемой с этой территории.

Государство в принципе не нуждается в людях (его забота – сама Земля как целое тело), оно и сейчас прекрасно выживает на природной ренте. Кончится обслуга русских тел – на чёрный труд привезут китайцев, таджиков, турок, а менеджерами завезут немцев и американцев (через двадцать таких лет вся обслуга будет говорить на англо-китайских диалектах). И если наши политиканы будут твёрдо уверены, что им удастся сохранить себя как администрацию хотя бы над половиной территории, они никогда ничего делать не будут. При этом они, конечно, не хотят упустить ресурсы и санаторий Кавказа, алмазы Якутии, уголь Кузбасса, нефть, газ, металл и лес Сибири. Тем легче они пойдут на маленькие жертвы, покупая свое право вечно царствовать у Китая (продав пока ему спорные острова пограничья, но с легкостью по нужде уступая и часть Казахстана), у Японии (спорные северные территории), у США (в крайнем случае, откупятся Чукоткой). Как минимум, на 50 лет этого плутократии хватит, чтобы удержать власть. А большего им, в принципе, и не надо: по мере истощения ресурсов, прежде всего исконного народного ресурса, способного быть конкурентом плутократии, можно отрезать кусочки вплоть до Урала.

Такой эгоизм государства кажется невероятным. На самом деле это норма, ибо государство по самой своей природе есть запрет, ограничение индивидуального ради сохранения общего правила, порядка, удобного для целого. Идеальна для управления та территория, где нет жителей. А пока жители есть сохранение порядка возможно только в виде насилия одной части целого над другой частью. Господствующая часть применяет правило. И только от ее совести зависит, как и для чего она это правило применяет. Не вдаваясь в конкретно-исторические детали, замечу, что вначале любое государство маленькое и неорганизованное, в нем преобладают лучшие и бескорыстные, действующие по правилам. Но по мере расцвета жизни благодаря защите государства происходит переток населения в усиливающееся государство, а потом и конкурентное толкание в нём. В итоге государство стремится заместить жизнь собою, а в его иерархии наверх прорываются только самые хитрые и циничные, способные играть правилами. Каждый служащий такого государства циничен по его природе. Личной вины за такой порядок нет в принципе, а та, что есть, может быть «чётко» измерена. Если он злоупотребляет цинизмом свыше должностной нормы. Как видим, чёткого критерия нет вовсе. Поэтому виновен только тот, кто сознаёт общую неправедность системы, у кого болит совесть и душа, кто сам себя признаёт виновным. И поэтому бежит из системы, увеличивая её нездоровье (карету мне!). А пока не убежал, непрерывно, как Ельцин, заливает пожар своей совести. Сейчас наш президент не пьёт и не курит… Лучше бы пил и курил? Что же, я призываю к бунту?

Нет! Без государства никак нельзя. Тот в государстве, кто чувствует себя виноватым, болен совестью, больной. Он саморазрушается и хочет разрушить неправедную систему. И только здоровый, пусть он и двойной агент (двойной цинизм случайно совпадает с искренностью!), работает на самосохранение системы. Несомненно, она ужасна и недееспособна. Но это лишь от переизбытка ее членов и от переизбытка среди них нездоровых бессовестных людей. Если мы вынудим систему ужаться в тысячу раз, а попутно проведем ревизию профессионализма функций системы и её членов, она станет нормальной. Но пока у нас нет ни ума для этого, ни рычагов. Такие рычаги есть у высших чинов. В принципе, они легко могут продемонстрировать всем, что они действительно здоровые люди, пекущиеся о сохранении именно дееспособного государства.

Я могу даже предложить простейший план резкого добровольного сокращения государственно-бандитской иерархии (и попутной легализации бизнеса). Нужно позволить уволиться с сохранением годовой зарплаты за каждый год рождения нового ребенка (или усыновления младенца) той чиновной паре, кто публично покажет законность своего теневого частного место-владения и бизнес-план автономного жительства (с автоматической, как сказано, отменой налогов). На это пойдут люди только умные и деловые, у которых есть еще совесть, которые хотят трудиться и жить и которые угнетены государством. Кто не уволится, тот имеет теневой-незаконный доход-бизнес гораздо больше зарплаты и/или не может и не хочет иметь детей. Это не значит, что оставшиеся – враги, которых нужно в тюрьму. Все номинально-имеющиеся обязанности после естественного сокращения, должны быть возложены на них  (при обязательном введении трёх-пяти единых тарифов на услуги государства). Недееспособные чиновники не смогут «курировать» большинство сфер (оставляя их в покое юридически) и либо уйдут сами, либо начнут перераспределять бонусы между сотрудниками (бездельников точно не будет), возможно даже нанимая новых. В последнем случае нужно разрешить приём на работу только тех, кто не имеет родственников и не может иметь детей. Таким образом, всё что останется, будет более или менее необходимым.

Нетрудно понять, что реализация этого плана будет эффективной только при наличии независимых экспертных служб Сервера, которые провели бы объективную гласную экспертизу как частных бизнес-планов, так и законности обретения местовладений. Так что высшие чины, если они здоровы, тоже лично заинтересованы в создании общего сознания. Но, честно говоря, я уверен, что это не про них. Никто ничего не услышит или сделает вид, что не услышал. Впрочем, буду рад ошибиться и принести публичные извинения.

Короче говоря, в нынешней ситуации гораздо лучше будет для нас, если государство полностью оставит нас в покое – в резервации внутренней России. А это может быть только в том случае, если у него будет очень мало ресурсов. И оно будет вынуждено явно бросить народ (за исключением нужных ему пенсионеров, которым больше не на кого надеяться и которые вынуждены выбирать всё тех же) на произвол судьбы, направив все средства на удержание территории. Для этого им нужна только большая погранично-полицейская сила (не случайно, милицию сейчас модифицируют, стремясь к прямому федеральному управлению местными отделениями, а пограничная служба уже дееспособна по-современному; см., например, В.И. Цымбала, заведующего лабораторией военной экономики Института экономики переходного периода – http://www.novayagazeta.spb.ru/2009/93/2). Ещё нужен мобильный кулак современной профессиональной армии. Судя по отсутствию нового и уничтожению старого флота (в силу его физической и моральной деградации), водное пространство мира наше государство не интересует (границы с севера охраняются льдом, с востока – Америкой и Японией). А то, что не формируется и воздушно-сухопутный кулак, говорит о том, что либо эта задача ещё не вполне осознана, либо уже решено, что вторжения серьезных противников исключены. Очевидно, что дураков нет, хотя всё же промежуточность пока сохраняется (см. того же Цымбала). Но полагаться на доброту сильных соседей бессмысленно. Если армия будет такой, как сейчас, рано или поздно из-за своих внутренних проблем соседи начнут войну с Россией за территорию. Поэтому дай бог нашим политиканам ума и способностей, чтобы не мешать таким, как упомянутый Конструктор-оборонщик, создавать современный технический кулак стратегических и тактических вооружений и небольшую мобильную армию, профессиональную по всем возможным характеристикам.

Из всего этого следует, что политики до последнего будут сохранять внутренний статус неизменным. Поскольку они ясно понимают, что при новой степени деловой свободы максимум через пять лет никого из них не будет у власти, а через десять ни у кого из скрывшихся уже не будет их непосильных накоплений. Дело не в намеренной политике выталкивания и экспроприации, а просто в их неконкурентоспособности и в естественном распутывания всех концов при тотальном расследовании, совершенно непроизвольном, но неизбежном в общем сознании.

Однако есть внутреннее противоречие в таком сохранении. Оно необходимо, пока народ не созреет до этого общего сознания, до гражданского поведения, превращающегося в гражданское общество. Собственно, гражданское самоуправление должно органично заместить государственное подавление жизни. Поэтому самые умные из политиков неизбежно совершают ползучую легализацию в еще не существующую систему автономного жительствования, направляя украденное на учреждение и кормление автономных гражданских фондов-серверов. Пример тому не только ранние фикции Горбачев-фонда и иже с ним, но вменяемая деятельность Хазина, заслужившего в правительстве номенклатурный блат-капитал и возглавившего экспертную компанию «Неокон».

Естественно, что самоорганизация граждан в гражданское общество должна быть именно спонтанной, естественной, добровольной. Все начинается с сознания. А потом сознание определяет добрую волю граждан, имеющих нужные средства, деловые контакты, как-то вписанных в существующую инфраструктуру связи, электронных и массовых средств информации. Чем умнее люди в этих структурах и чем меньше они сейчас зависят от прямого государственного кормления, тем больше шансов, что они нуждаются в большей свободе и поймут, как можно её достичь, не разрушая государство. И лишь так реально можно создать такое сложное и небывалое предприятие, каким должен быть национальный Сервер общего сознания граждан.

Каждый свободно будет заниматься на Сервере своим делом, внося символическую плату за Присутствие там, но получая вознаграждение за то, насколько долго и активно его разработки используются Сервером. Причем, разные разработки могут использоваться по-разному. Одно дело пользование чужим текстом, вроде этой статьи. Легко учесть и посчитать спрос, оплачивая работу автору. Другое дело – структурирование идей, чьего-то изобретения в конкретный предмет. Например, подобный бизнес-план (пусть даже не в моём исполнении) будет использован как порождающая матрица еще многие тысячи лет, из чего следует, что оплачиваться деньгами повременно он не может в принципе. Именно поэтому он и не может быть запатентован как личная собственность формально, каким-то специализированным органом, но может приносить доход разработчику только по добровольному признанию окружающих, только по договору – гласному, широко заявленному среди других широко заявленных моделей договаривания.

Впрочем, детали расчётов, дарующих всеобщее счастье, – пока не очень уместный пряник. Нет никакой гарантии, что представители научно-информационной иерархии захотят терять монополию на истину и добровольно начнут делиться жирными пастбищами духовных отгулов, на которые не ступает нога ни одного живого существа. Но вместе с тем как можно винить человека за то, что он не образован и глуп, особенно если у него два диплома и он доктор наук? От глупости нет лекарства. Опять степень вины определяет только сам виновный. Вообще будет чудом, если хоть кто-то из них даже заметит моё графоманское скуление. Поэтому разумнее не ожидать чудесной реализации прописанного идеального проекта, а готовится к самому неприятному.

Эта, мягко говоря, неприятность не будет резкой и очевидной. Она станет наглядной спустя долгое время и то лишь тому,  кто останется жив. Кому-то из наших детей и внуков. Все выявится, если пройдет достаточно много времени с момента, когда государство полностью бросит народ  на произвол судьбы, концентрируясь на удержании своей административной власти над территорией, до момента созревания общего сознания гражданского общества. Начало уже почти есть сегодня (уже отменяют прописку). При зазоре в 20 лет русские, не желающие приобретать общего сознания, обязательно вымрут.

В лучшем случае будет так (описываемый ниже вариант в указанные годы случился только на Украине; в России, слава богу, сохранилась большая инерция, и за счет этого началась стагнационная сборка целого – 12.2.2019). Когда остановится всё, кроме номенклатуры предприятий и сервисов, обеспечивающих жизнедеятельность и функционирование государственно-бандитской администрации, все аборигены России вынуждены будут перейти на подножный корм внутрь России, а их места административной обслуги постепенно будут занимать мигранты из зарубежья. Все низшие присутствующие чины, сохраняющие место традиционного кормления будут понемногу вымирать, а внутренние переселенцы неизбежно, как и предрекает Хазин, вынуждены будут перейти на натуральное хозяйство, восстанавливая первобытнообщинную структуру хозяйства и выживания. В этой ситуации чем выше и резче будет изоляция внутренних общин (это выяснится в течение трёх-пяти ближайших лет), тем скорее некоторые из них (скорее всего, от 30 до 50 %) перейдут на полностью автономное выживание и тем неизбежнее восстановят традиционную семью и древнюю модель деторождения. Именно от них можно ожидать прироста за 20 лет в пределах 100 млн. За те же годы все оставшиеся (кроме части «элиты») вымрут, а их места займут мигранты, приблизительно в таком же количестве 100 млн. Г.О. Брицкий для сохранения численности лишь неизменной осторожно говорит о 35-70 млн. иммигрантов. Но элита может сохраниться, только расширяя свой поместный ВПК, для чего нужны люди со стороны (если свои не пойдут). В итоге мы получим расколотую страну, вступающую в гражданскую войну и неизбежный территориальный распад. Несложно догадаться, что русское княжество, если вообще сохранится, останется в пределах Москвы-Самары-Урала. Этот  вариант тем более вероятен, что уже, как минимум, дважды так было. Во времена тевтонско-татарского нашествия и во время красно-белой интервенции. Оба раза силы на восстановление отыскивались внутри страны – то сильная княжеская власть Невского, то сильная личная власть Ленина-Сталина. Сейчас во время иноземно-националистического нашествия демагогии, все очевиднее перерастающего в американско-китайскую интервенцию (через систему образования и розничный рынок), никакая сильная государственная и гражданская власть не помогут. Спасти нас может только власть общего сознания, которая никак не может установиться в каждом сознании принудительно. Нужен общий царь в каждой голове, устраняющий там личную разруху. Именно она ведёт ко все большей разрухе, включая возможный (но пока не обязательный) распад страны.

Если всё это произойдёт, то только по вине гражданских духовных авторитетов народа, не имеющих ни ума, ни чести, ни совести (вина государственных авторитетов будет лишь в том, что они слишком погрязли в личном самосохранении, бросив административное). При этом их элита, конечно же, съедет с этой льдины страны, тонущей по их вине. А простые гнилые интеллигенты, чьими руками всё это исполняется, разделят судьбу своего народа. Тем не менее этим простым интеллигентам и сейчас не поздно прийти в сознание и начать самостоятельную подготовку к внутренней эмиграции с тем, чтобы не допустить духовной изоляции общин и неизбежной деградации.

Как это возможно?

Путём создания мелкой автономной инфраструктуры, которая будет способствовать формированию общего сознания снизу: автономная энергетика, беспроводные связь и доступ в интернет, компактные наборы технических средств производства, замкнутые системы и циклы жизнеобеспечения, семенные банки, системные банки памяти, виртуальные образовательные системы, службы брачных и деловых подборов, виртуальные натуральные биржи… Всё это, отчасти указанное в перечне, и многое другое нужно делать, чтобы люди могли в критический момент легко приобрести необходимое. Уже есть множество единичных фактов такого внутренней самоорганизации. Но тот, кто поумнее, легко поймет, что необходим системный подход, потому что эта сфера уже через два-три года будет резко востребована. Необходимо создавать производства или точки сбыта во всех узловых пунктах страны, может, даже сейчас безлюдных (тем проще их сейчас сделать). По сути, такие точки станут центрами расселения. Кто будет готов к этому, тот поймает быстрый рост.

Может показаться, что все это уже есть сейчас в какой-то степени и форме. По крайней мере, так часто возражают спецы. Однако всё, что есть является либо привозным из-за рубежа, либо многоэтажной имитацией (сборкой из привозных частей, некачественной сборкой, разборкой привезённого, подделкой, подменой и т.д.). Я даже не знаю, что в рознице продаётся, полностью изготовленное на родине. Нужно налаживать полный цикл внутреннего производства из местных материалов, а не завозить из-за границы. Создавать простейшие и надежные конструкции, не требующие обслуживания. Для чего нужно приложить ум, науку. А как это возможно, если нет никаких шансов и общего места, где бы независимый изобретатель и производитель встретились, оба выдержав испытание независимой экспертизой?

Чтобы случилось всё это, серьезный производитель, изобретатель и эксперт не должны сидеть в тени, должны выйти на первый план, организованно, системно сообщить о себе и своих достижениях, чтобы любой дурак мог их легко найти рядом с домом или даже у себя дома. Для чего требуется простой и чёткий способ репрезентации качества своего товара. Все ГОСТы фуфло. Реклама фуфло. Поисковые системы фуфло. Необходима иная рекламная технология, не доверительно-мошенническая, а сущностная. В каждой сфере своя. Возьмем, например, сферу словесности. Счастье, что есть Проза.ру. Но никакой Истории, Филологии, Философии Ру нет. Что же, это никому не нужно? Как бы не так. Это не нужно только тем, кто думает, что диплом, ГОСТ решает всё. Жрите сами свои гостовские сосиски. Однако речь сейчас не об этом, а об информационно-рекламной технологии. На Прозе.ру присутствует 100 тыс. авторов. Есть полный поименный список. Абсолютно ненужный, имитация, т.к. удобнее пользоваться поисковой системой сервера, если знаешь, конечно, как зовут того, кто написал современную «Войну и мир» с каким-то разумеется другим названием. В списке был бы смысл, если бы по нему можно было отличить одного автора от другого по существу его интересов и занятий. Но на Прозе.ру этого нигде нельзя сделать. Даже если зайдешь на страницу автора, там в лучшем случае дается какой-то милый бред. На самом деле вместо пустого списка должны быть нормальные алфавитные и многообразные тематические каталоги, через которые в автоматическом режиме легко можно было бы найти специализацию автора, самоопись его умений и достижений (такие-то тексты, стиль, приёмы, жанры, объемы, такие-то названия, публикации, премии и т.д.). Нужно, чтобы все авторы были представлены однообразно, однотипно, тогда лишь они станут сравнимыми и доступными для охвата как целое. Вот это и было бы верной репрезентацией товара (и это только первый приём гласного конкурса).

Так же имитативна и сфера услуг. Всё есть только в крупных центрах (на самом деле только в Москве), шаг в сторону – ни телефон не работает, ни свету нет, что уж говорить об интернете. Лично я уже сейчас перешёл бы на автономное жизнеобеспечение, потому что ни газоснабжение, ни свет, ни связь не соответствуют тому, что я за них плачу. Если не принимать близко к сердцу вымогательских платежей, в полном объеме услуги отсутствуют ежедневно каждый спросовый период времени, что говорит о сверхнормальных перегрузках мощностей, чреватых аварией (что и происходят). Однако я не специалист, чтобы точно быть уверенным, что куплю хорошую и надежную систему по нормальной стоимости, а независимую оценку в каждом случае искать нужно героически. Т.е. тратя на это своё драгоценное рабочее время, лично выполняя работу общего сознания во всех частных случаях.

Обычно говорят, что так и должно быть: тебе нужно, ты и крутись. Однако только на основе полной невозможности каждого человека владеть во всех сферах общим сознанием и могут существовать все имеющиеся имитации продуктов, приборов, машин, производств.  Я уже практически не покупаю в магазинах переработанных продуктов, напитков, других товаров. Всюду дрянь, несъедобная или одноразовая подделка, и цена ни в коем случае не является гарантией качества. Это естественная реакция непрофессионального потребителя. А профессионально тягаться с имитаторами в чуждых для меня частных сферах мне просто лень. Хватит с меня тяганий в науке. Так что когда я требую общего сознания, я в том числе говорю и о создании системы ответственного профессионализма и добросовестной системы оценки ценностей. Легко понять, кто больше всего будет сопротивляться этому – тот, кто сам в принципе непрофессионален ни в одной сфере, и прежде всего в той, где он отмывает свои ржавые копейки.

Никакого общего плана на этом личном уровне быть не может в принципе. Каждый будет спасаться в одиночку, строя свой ветхий ковчег. Я прекрасно понимаю, насколько сложно простому инженеру или преподавателю вдруг отказаться от надежд на государство и самому придумать производство ветряных мельниц или маленькую подпольную школу, которые будут востребованы. На самом деле это есть и сейчас, но в дикой неосознанной форме и подпольно. Инженер ведь изготавливает из металлолома мельницу, а многие учителя поставили на поток репетиторство. Но всё это любительские имитации, которые могут существовать только во всеобщем бардаке. Для таких людей поиск общего сознания должен быть связан с решением принципиального вопроса: как мне мое частое изобретательство и приспособление сделать эффективным производством, а репетиторство превратить в постоянную личную школу. Причем, в легальные дела. Понятно, что к этому идёт, но всё это страшно неэффективные и непроизводительные пути, когда каждый в каждом углу с нуля и в полном объеме должен выдумывать всё общее сознание. Разумеется, это непосильно ни одному даже гениальному человеку. Везде господствует лишь формальная правильность речей, только инстинктивное убеждение, а не теоретическое сознание. Никто не способен, да и не хочет понимать сущности сказанного, т.к. не имеет для этого органов интерпретации чужих речей (системного знания) и органов понимания чужого знания (различающего сознания). Отчего всё и замещается личными и групповыми мифологиями. Однако кто вам виноват, что вы настолько глупы, гоняясь лишь за самыми примитивными объяснениями, считая правыми лишь себя, в принципе не желая никого слушать, блокируя восприятие и усыпляя мысль? Самое ужасное, что вы совсем не должны мне верить.

 

3. Дайте себе точку опоры…

Слушайте. Все, не желающие принять общего сознания как часть себя, обязательно вымрут. Именно таковы сейчас все, кроме меня. Поскольку я понимаю всех и могу оправдать позицию каждого, а все уверены, что я навязываю им свое личное сознание вместо их сознания. Как будто это возможно. Достаточно принять для размышления существенное в предложенном (а это и есть общее сознание) и просто обратить моё внимание на какие-то мои случайные недоработки (доработать за меня), оговорки (проговорить правильно), ошибки, в конце концов (устранить).  Вместо этого существенное игнорируется, частности извращаются, а случайности раздуваются. Общее отвергается с порога. Это я знаю по стойкой фиге умолчания, которая сопровождает мое долгое присутствие меж дипломированных специалистов и недолгое присутствие в интернете и по штучным невменяемым нарушениям умолчания – сдёргиваниям фигового листа (самое известное продемонстрировано В.А. Чудиновым). А без связи с общим сознанием индивидуальное деградирует. Смерть и случится со всеми, если действовать глупо и в одиночку. Прежде всего со мной, поскольку ресурс физической стойкости не бесконечен. У каждого это будет своя смерть, у кого преждевременная физическая, у кого духовная, у кого врагнародная, концлагерная, алкоколе-самоубийственная смерть. Но если привлечь на помощь общее сознание, воспользоваться опытом, подсказками всего мира, с которым ты входишь в живую постоянную связь – всё это есть в чатах, но только на уровне условных междусобойчиков, игнорирующих общее сознание, – то можно не только выжить, но без усилий, путем обычной повседневной работы совершить чудо. Какое может быть чудо? Да всё то же – победа над смертью. Которая неизбежно вытекает из требуемого сейчас чуда создания общего сознания. Однако ничего этого не будет, если мы не совершим сейчас первое, еще более простое чудо, которое необходимо. Это чудо всеобщего договора.

Совершенно очевидно, что невозможно договориться всем со всеми. Даже если все будут только шептать, собравшись в одно место, то получится такой зеленый шум, что земля треснет. Что и происходит на Земле каждодневно. Вот почему общий договор – чудо.

Неверие в возможность такого чуда как раз и есть ленивое мышление, толкующее любое слово в русле своего личного опыта, а не общего смысла. Речь на самом деле о договоре, при котором все будут договариваться молча, просто принимая тот вариант договора из всех наличных вариантов, которые даны рядом в рамках одного гласного конкурса. В какой-то форме это было всегда и есть сейчас. Но это всегда касалось лишь каких-то плоских глупостей – за белых или за красных, за свет или тьму, за добро или зло, за Жириновского или за Вольфовича. Всё это, хоть и выбирается гласно, даже не альтернативы и никак не договоры. Договор – это модель, алгоритм общего поведения, действия. Если ты его принял, то действуешь строго по алгоритму, даже против своей воли. Например, выбрал ВАЗ: левый руль, дёшево, сердито, но ломается. Выбрал япошку: правый руль, неудобно, дорого, но не ломается. Легко догадаться, сколько событий автоматически следует из факта принятия автомобиля как условно-договорной ценности. Или  если говоришь на алгоритме русского языка, то будут тебе только жи и ши, и никаких зы и сы, как в английском. Договор – это ясно данные условия, система объективных обстоятельств, которая задается теоретически. При этом не обязательно задаётся в четких юридических формулах. Сколько у нас правил движения, моральных заповедей, приличий, этикетных норм. Машинку создает спрос, госзаказ, таможня, система пошлин, ПДД, купля-продажа, дороги, обслуживание и т.п.

Наконец, о договоре, который обсуждается здесь. О договоре, создающем общее сознание. Формально я его описал, может, не очень чётко и не слишком общедоступно. Кто-то, может, вообще ничего не понял. Повторю, в чем, по сути, он состоит: в добровольном присоединении к общему делу создания благоприятных условий для народонарождения в России, которое следует начинать с устройства национального интернет-сервера, призванного аккумулировать и координировать все гражданские действия путём автоматической самоорганизации по принципу гласного конкурса.

Каким же способом этот договор о таком сложном деле будет принят или отвергнут?

Кто отвергает, тот уже и не участвует. Поэтому говорить мне с ним не о чем. Он придёт на вторую свежесть.

Бессмысленно также говорить мне, что вы меня поддерживаете, что это хорошо, что вы со мной и т.п. Это все ритуальные фразы для пустословов журналистов. В идеале говорить на тему одобрения или неодобрения этого договора вообще не придется. Если кто-то поймет и одобрит, он просто сразу приступит к делу, связываясь со мной, имея конкретное предложение в русле заявленного алгоритма действий. Из чего следует, что нет смысла обращаться ко мне с какими-то поздними деталями до той поры, пока не решена первая проблема – техническое создание Сервера (и, конечно, где-то эта проблема будет публично обсуждаться – если будет). А когда он появится, то обращаться нужно будет уже не ко мне, а на Сервер.  Как я и объяснял, негласное принятие гласного договора просто предполагает определенные действия. Какими именно будут действия, зависит не от меня, а только от вас. Если у вас есть какие-то идеи в русле общего плана, а Сервера, с помощью которого их можно обсудить и реализовать, нет, то подумайте, как лично вы можете помочь этому делу, кого привлечь, чьё внимание обратить. Так, если я даже ничего о вас не узнаю, мы будем делать общее дело.

Я представил три варианта развития событий, т.е. суммы всех наших действий. Идеальный вариант (русская мафия деторождения): все сознательные люди в обществе и государстве присоединяются к этому гласному договору и начинают его прорабатывать по предложенной принципиальной схеме, но, разумеется, со свободной перекомбинацией элементов, если она выяснится лучшей. Экстремальный вариант: никто не присоединяется к договору, ни авторитеты общества и государства, ни простые граждане в частном порядке; это чревато полной внутренней эмиграцией русских, самоизоляцией общин, превращением городов в инонациональные чайна-тауны, национальной и укладной поляризацией, гражданской войной и распадом страны. Спорадический вариант: всё тянется так, как идёт само собой; лишь некоторые люди в индивидуальном порядке либо присоединяются к договору, либо самостоятельно действуют по этой же схеме; в этом случае постепенно проявится какая-то резкая зональная неоднородность, которая может получить самое непредсказуемое разрешение (переворот, война, распад).

Всё. Казалось бы, говорить больше не о чем. Нужно бросить эту бутылку, в которую я залез целиком, в море интернета, а телу спокойно сделать буль-буль в океане жизни. Чтобы благодарные потомки могли наконец-то поверить в серьёзность сказанного. Покойник ничего уже не сможет написать, поэтому можно его читать. Но так сделать – как раз и поступить в полном соответствии с существующим сейчас покорствованием тупому року и общим убеждениям невозможности противостоять этой судьбе. Судьба – это суди-Бог, суди, что будет со мной, Бог, а не я сам. Вот точная народная мудрость: «Слабеет дума лютая, Нож валится из рук, И все мне песня слышится Одна – в лесу, в лугу: "Люби, покуда любится, Терпи, покуда терпится Прощай, пока прощается, И – бог тебе судья!"». Сейчас эта судьба – нелёгкая Доля доллара, которую нам ссуживает и делит удача рождения. Действительно, я сам, и каждый из вас, рассудить это не могу. Зато это вполне под силу нашему общему сознанию. Как мы все вместе поступим, какой выбор стихийно сделаем, так и будет. Это и будет нашим Богом. Но узнаем мы об этом, если доживем, только потом, после реального выбора, когда ничего изменить уже нельзя.

Я утверждаю: можно обхитрить судьбу. Её непредсказуемость сохраняется, пока мы выбор делаем стихийно, не сознавая, что мы все выбираем из одних и тех же вариантов, из нескольких возможных моделей развития. Если же нам всем будет предложено выбрать сознательно, то мы, конечно, все единодушно выберем благое пожелание. Помните: все проголосовали за сохранение Союза, а он почему-то развалился. Поэтому так примитивно голосовать не стоит. Вместо этого нужно просто проверить, какой вариант развития событий из предложенных мною мы выберем. При этом не имеет никакого значения, насколько вам понятны или интересны мои условные рассуждения. Я не предлагаю становиться моим сторонников и даже помнить обо мне больше двух дней. Просто проверка, чтобы стать достоверной и реальной, должна быть общей, всехней. Для чего достаточно лишь вашего сознания, что вы участвуете в такой проверке, и любого реального отношения к ней всех.

Единственное, что нужно, это чтобы все граждане России узнали о существовании этой статьи. Только таким путём она может дойти до сведения всех, включая высших чиновников Путина и Медведева, становясь подлинной реальностью даже при ее отрицании. Тем самым у нас появляется шанс проверить всех на вшивость. В зависимости от реакций или нереакций авторитетов государства и общества можно будет легко понять, что нас ждет буквально завтра. И тем точнее мы будем знать, что это испытание коснулось их, чем масштабнее мы распространим вширь сведения об этой статейке. Не о фамилии автора, а только названии статьи.

Читать или не читать её – это личное дело каждого. Зато нечтение является вполне красноречивым: человек либо неграмотен, либо проблемы России и русских его не интересуют. Вдруг окажется, что в России 90 % не интересуются проблемами России. Тогда и переживать больше нечего – живи себе на своём гоа дауном, подставляй задницу нежному солнцу до ближайшего цунами. А, может, прочтут все, но смолчат, как обычно, по уму великому из деликатности, чтоб не травмировать бедного идиота (это я про себя, не про чу…кчей). Тогда снова ясно: все убеждены, что автор говорит глупости, принимать его в расчет не стоит. Поэтому сразу у нас (при нечтении и замалчивании) наклёвывается третий, спорадический вариант развития. Тут разумнее всего залезть в какое-нибудь тихое логово, поскольку ничего уже не светит и полагаться можно только на себя лично. Две этих реакции-оценки статьи не требуют никакого действия от нечитающих читателей. Услышали – забыли, тем самым оценивая по заслугам.

А вот ещё одна реакция требует голосования, которое я и попрошу попавших ко мне читателей проделать. Ответьте на простой вопрос: будете ли вы сообщать об этой статье другим, или нет. Если будете сообщать или даже способствовать распространению (в России ведь всего 18 % процентов пользуются интернетом), то так и напишите – ДА. Если не будете, напишите нет. Тот, кто попал случайно, и на Прозе. ру не зарегистрирован, может проголосовать, открыв еще раз этот текст на следующий день. По счетчику читателей я увижу повторность захода, и учту его как ДА. Уже в ближайшее время (а потом периодически) я буду добавлять в конце текста статистику голосования.

Варианты тут могут быть следующие. Резкий рост числа читателей сообщит о том, что связь по цепочке общего сознания всё же пошла. Процент открывающих, но умалчивающих соответствует позиции неучастия читателей (спорадисты). Процент говорящих нет изобличает государственников-бандитов, если и не по должности, то по мировоззрению. Процент говорящих ДА создают как раз приверженцы общего сознания. При этом, разумеется, ничто не мешает вам врать, искренне лицемерить – сказать ДА, но никому не передавать просьбу Рассказова читать. В сущности, эта погрешность ничего не меняет. Поскольку это касается лишь деталей. Чем больше будет говорящих ДА, тем больше в стране людей, хотя бы по чувству желающих перемен.

Очевидно, что я прошу вас о пустяке. Я прошу вас, каждого, сообщать об этой статье всем, с кем вы только будете сталкиваться, чтобы он ее прочитал и передал такую же просьбу всем другим людям. Благодаря этому каждый испытывает самого себя и другого. Испытает уровень сознания и совести начальников и отцов демократии, учёных и учителей, физиков и лириков, химиков и мошенников. Пусть это сказка, игрушечное испытание. Но через этот игрушечный единый предмет мы, наконец-то, сможем сравнить свои сознания и совесть, чтобы каждый проверил реакцию каждого в ситуации одного предмета и вывел в своем сознании личное интуитивное уравнение общего понимания. Пусть общего несомненного содержания у этого уравнения ещё не будет, пусть это будет ещё Икс, неизвестное, но это будет общий Икс, который выводим в конце концов чисто математически. Это будет общая точка опоры, с помощью которой можно будет сдвинуть Землю, создавая её ноосферу. А вот это уж точно не сказка. Едва все по моей просьбе проголосуют так или иначе, как сразу же мы увидим будущее, которое мы реально делаем. Оно будет таким, как проявится в этом негласном выборе. Это будет уже не злой рок времени, а наше речение, рек замысла времени. Второе чудо.

Умные циники, разумеется, будут язвить, что я делаю просто пиар-ход ради того, чтобы прославиться. Конечно, это пиар-ход, говоря их птичьим языком. Но при чём тут слава, если вопрос дебильно, тупо стоит о нашей собственной жизни: быть или не быть. В том числе для меня. Я уже говорил. Всю свою жизнь, непрерывно находясь среди людей, я тем не менее ощущаю себя абсолютным глухонемым, живущим в стране глухих. Практически все уклоняются от разговора, от мнения, и само собой – от желания понять. Я не полный дурак. Если человек уклоняется, это означает, что он не согласен, но боится сказать об этом прямо, понимая либо беспочвенность своих аргументов, либо превосходство своего понимания. Каждого из нас невозможно сбить с его позиции. Казалось бы, всё ясно: я (как и все, судя по катастрофе в стране) действительно упёртый болван, графоман с маниакально-депрессивным расстройством сознания, который тщательно маскируется под нормального человека. И вы, действительно, не собьете меня, как бы вы ни молчали. Как я не собью вас. В этом и состоит наше текущее тождество: все либо слишком умны и опытны, отчего никому не верят, либо глупы и больны, веря любому проходимцу. Но есть одно существенное отличие меня от всех: я иду на контакт, я предлагаю, я не уклоняюсь от разговора, т.е. я верю в вас, полагаюсь на ваше общее мнение. Разве не очевидно, что так делает лишь тот, кто уже на практике выяснил, умны мы или больны, кто проверил, многократно испытал неслучайность текущего бес-порядока вещей? Другая сторона. Возможно, я проходимец, поэтому лучше мне не верить. Однако, где вы встречали проходимца, который просит вас ему не верить, но только проверить массовой проверкой неслучайность его видимого безумия. Пока один я буду убеждать вас, что вы не больны и не глупы, вы никогда мне не поверите. И лишь когда все поймут, что я не болен и не глуп, и скажут об этом прямо, у всех появится шанс отвечать за свои слова и мысли, чтобы изменить свою судьбу. Если никто не ответит, что ж, по крайней мере после этого молчания я от вас точно отвяжусь. Такой трусливый народ мне не интересен.

В принципе, я делал это уже не раз. Дело в том, что идеи информационной революции впервые публично были высказаны мною еще в 1988 г., а частные попытки её запуска были затеяны еще в 1991. Убедившись, что ни в одной местности, ни в одном единичном рабочем коллективе невозможно победить безучастное общее сознание людей, я смирился с судьбой, как и все, и попробовал устроиться, как все, на какую-нибудь маленькую ренту в сфере, меня устраивающей. Я перепробовал все интеллигентские варианты, и все-таки вышел из государства, став зарабатывать на жизнь, как гончий пёс, попутно продумывая более общий вариант информационной революции. Увы, государство в 1998 г. лишило меня вольной работы, вынуждая меня на сопротивление. Я вновь попытался в 1999 г. запустить информационную революцию, частным порядком затевая ряд предприятий в сфере СМИ и книжной торговли. Оказалось, что и это невозможно. Никто не хотел ни единых правил игры, ни каких бы то ни было изменений. На этот раз я не то чтобы смирился с судьбой, но понял, что план должен быть такой степени продуманности, чтоб его можно было запустить, если уж не одним словом, то усилием одного человека, начинающего какой-то один конкретный проект, резко выделяющийся на общем фоне своей структурой. Я стал зарабатывать деньги на этот гипотетический проект, мысленно перебирая самые простые и действенные стартовые варианты. В принципе, все шло успешно, уже деньги фактически были в руках. Но вот государство опять долбануло по рукам своим разбитым корытом. Всё ясно. Дело не в деле, которое я мог бы сделать. Дело в сознании, которое я могу отыскать. Обстоятельства, всю жизнь исключая меня из индивидуальной и частной жизни, лишая доступа к частным, интересным мне знаниям, лишая времени на частности, буквально заставляли меня мыслить только общие проблемы, распутывать существенные узлы, заставляли меня формировать в себе только общее сознание. Разумеется, не содержательную полноту общего сознания, но только его форму и способ его стандартного мышления. Нравится вам это или нет, но это так.

Общее сознание – это не сознание общих предметов, например, научных. Опыт показывает, что как раз ученые максимально далеки от общего сознания, вынужденные всецело концентрироваться только на своем предмете. Большинство из них безумно доказывает неприличность общего сознания и свое право отмалчиваться от истины (я достаточно дал примеров на Прозе.ру). Общее сознание – это сознание того, как относится какое-то сознание к предмету: понимает, отрицает, принимает, верит и т.д. Обыкновенно в таких случаях, если понимает, верит индивид, говорят о модальности, оценке реалистичности, жизненности. Однако я говорю не о личной случайной оценке, а о многократно сделанной всеми, выверенной, отложенной  в виде общемнимой ценности  и реальности. Общее сознание есть сознание реальности сознания – самосознание, которое является одновременно укоренением в вещах – мифом. Это сознание как реальная вещь, которая ощущается всего лишь невидимым призраком на фоне частных мифов сознаний и вещей (я описал чуть-чуть автомобиль как пример мифа). Хотя именно частные вещи и сознания являются фикциями, наглядными проявлениями общего сознания. Я как фикция общего сознания могу только стремиться быть его самосознанием, но полностью реальной вещью, мифом, это самосознание становится только в нашем общем реальном выборе ценности.

Честно скажу, мыслить общим сознанием в его целостности, охватывая всю систему мифов жизни в ее многообразии, но удерживая только существенные узлы и связи мифа, очень тяжело. Это удается только при чрезвычайной концентрации. Две недели, занимаясь этой заметкой, я практически не сплю. Мозг включен, наэлектризован, и даже в короткой дрёме грезит логические пространства, иерархии понятий и предметов, оттачивает формулы и определения. Только усилием воли заставляешь себя продолжать дрёму и не вскакивать, чтобы записать памятку (в молодые годы вскакивал). Это изматывает и угнетает. В обычной жизни я живу своим личным сознанием, и мои симпатии и убеждения не вполне такие, как тут выглядят. Разумеется, в обычном состоянии я заблуждаюсь. Может, и сюда залезло что-то слишком человеческое. Что уж тут поделаешь. Я не бог.

Но стоило бы вам понять, что вы и сами все такие – по-настоящему неукоренённые, поверхностно образованные, вынужденные заниматься только общей формальной ерундой и крайне редко приступающие к главным, задушевным своим делам, которые почему-то всегда слишком общие, а не конкретные. Русские все такие. Потому что через русских человечество создаёт общее сознание, ту самую единую душу, которой мы все должны стать уже очень скоро.

Вы можете верить мне, а можете не верить. Это в текущей системе выживания не имеет никакого значения ни для меня, ни для вас. Однако я даю вам шанс проверить себя и всех нас как единое целое. Или мы все благодаря поддержанной каждым молве прочтём этот текст и как-то поступим (либо продумаем тему и сделаем, либо сделаем вид, что темы нет и делать ничего не надо). Или никакой молвы не будет, а случится, как всегда, безучастное спорадическое чтение, неминуемо свидетельствующее о нашей спорадической участи. Я дал шанс для всех вас. И не говорите, что его не было.

 

Гоню чары слова на вас. Пусть они будут. Пусть будят вашу сонную мысль. Преобразуют течение страсти, стяженья нейронов и токов крови в движение нервов и мышц. Заставляют двигаться ваше тело, двигаться навстречу другу, навстречу друг к другу, на встречу с неизбежным. Вам ничего не стоит сказать об этом другому, комментируя как угодно. Сказать, передать другому, как прощальное рукопожатие, как знак своего дружеского сознания. Вам очень легко передать ваше знание об этом, достаточно передать знание факта, передать другому и попросить передать другому. Это игра. Эта общая игра. Которая получится лишь в том случае, если все в ней поучаствуют. Каждый передаст другому чары своего доброго слова, слова общей надежды, которая и может стать фундаментом общего для всех сознания, единого только в своей начальной чарующей словесной связанности. Я сказал первое слово, вы второе, замолвив слово о слове. Если никто не промолчит, то очень быстро узнают все. А раз узнают все, то кто-то обязательно познает, поймёт мою правду, познает свою истину и объяснит её другу. В конце концов все поймут свою правду, и кто-то из всех утратит свой безучастный покой и скажет дельное слово мне. Что в общем-то и необязательно. Достаточно просто делать общее дело.

Собственно, это мой ежедневный причет, моё повседневное моление к вам.

25.01.-8.02.2010